Быстрое распространение злоупотреблений в России

С. Соловьев

С полным бессмыслием, при отсутствии всякого внимательного от­ношения к делу литература пошла в поход против откупов, с требо­ванием удешевления хорошей водки для простого народа, требуя легчайшей и действительнейшей отравы для него.

<…> Нужно было уничтожить злоупотребления; можно было уничтожить учреждение, заменив его лучшим, и при этом поддержать значительно высокую цену водки, чтоб не дать крестья­нину быть пьяным очень часто, чтоб по-прежнему ограничить случаи пьянства особенными днями, праздниками. Вместо того вдруг удешевили водку, которая чрез это приобрела название скверной памяти в истории русского общества, название дешев­ки. Тяжело сказать: появление дешевки было принято простым народом гораздо с большею радостью, чем освобождение: инте­рес был ближе; являлась возможность дешево добыть наслажде­ние опьянения и пользоваться им часто. И вот пьянство быстро распространилось в ужасающих размерах; человек, который для достойного пользования свободою должен был явиться в полно­те физических и нравственных сил, явился пьяный. Хозяйство крестьянское получило страшный ущерб, ибо пьянство нераз­лучно с праздностью; стали увеличивать число праздников, чтоб больше иметь предлогов предаваться пьянству; слова апостола «Не упивайтесь вином, в нем же есть блуд», разумеется, должны были оправдаться, и сифилис страшно распространился, унич­тожая в корне физические силы народонаселения; но важны были беспорядки нравственные. Пьяный отец не мог запретить пить своим сыновьям, жене, снохам и дочерям; начали пить мо­лодые люди обоего пола, едва вышедшие из детства; стали пить женщины и забывать в пьяном виде всякий стыд, всякое прили­чие; к чему привыкли в пьянстве, от того не могли отстать и в трезвом состоянии, и привыкли публично и громко ругаться так, что прежде и мужику было зазорно. Пьяному море по колено: пьянство приучило к дерзости, к забвению всех нравственных, священных отношений, к уничтожению семейной дисциплины; молодые перестали слушаться старших, дети начали браниться, драться с родителями, ни во что их ставить, стремиться к выделу, к освобождению от уз семейных. Скоро послышались громкие жалобы на совершенное ослабление семейной дисциплины; все крестьянские общественные отправления, хозяйственные распо­ряжения, суд — подчинились господствующему стремлению к пьянству; явилось взяточничество целым миром, продажа прав­ды за ведро вина.

Мои записки для детей моих, а если можно, и для других // В кн.: СМ. Соловьев. Избранные труды. Записки. М., 1983. С. 341-342.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс