Завершение цикла «Династия Романовых»

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

26 октября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ольга Малышева, историк.
Ведущий эфира Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН Добрый день! Сегодня, так получилось, что мы завершаем цикл «Династия Романовых». И трагический конец той России, вот не хочется ни с чем никогда сопоставлять, но я думаю, что уроки мы извлекать должны всегда. И я бы хотел вспомнить то, что проходило, явственный такой акцент во всех наших передачах о Николае Втором и о его политике столько моментов решения, может быть, не выпадает ни одному руководителю государства за многие спокойные десятилетия. И беда, наверное, и трагедия Николая Второго было в том, что события опережали и предвидение его и его команды, и решения, которые он мог принимать, приходили несколько запоздало. И из 2 решений чаще всего выбиралось то, которое не способствовало развитию ситуации в оптимальную сторону. Ольга Геральдовна, пожалуйста, мы продолжаем сейчас.
О. МАЛЫШЕВА Добрый день! Мы закончили разговор в прошлый раз на роспуске второй Госдумы. Роспуск Думы был вполне легитимным актом, император имел право это делать. Но встал вопрос о том, как изменить сам принцип формирования нижней палаты парламента. Было ясно, что с такой оппозиционной Думой власть сработаться не сможет. И надо сказать, что мировая парламентская практика знала случаи, скажем, в Германии распускалась нижняя палата, когда требовалось подобрать наиболее удобный, контактный состав нижней палаты. Но Россия, которая все еще находилась в очередном кризисе шла революция власть приняла другое решение. Было принято решение изменить сам принцип формирования нижней палаты. Причем обсуждалось 3 варианта. Вот вы говорили об альтернативе. Императору были предложены 3 варианта нового избирательного закона. Один из них, который кардинальным образом менял состав депутатов, совершенно искусственно создавая перевес землевладельцев, опору трона, помещиков в нижней палате, кто-то в шутку назвал при обсуждении «бесстыжим». И Николай, выбирая окончательный вариант, вынес вердикт я за бесстыжую Думу. Т.е. за бесстыжий вариант избирательного закона. Т.е. это тоже определенная характеристика его отношения. Она будет прослеживаться до последних дней существования монархии России. Но как бы то ни было, третья Госдума, несмотря на то, что по меткому определению Витте это была Дума не выборная, а Дума подобранная, она, тем не менее, заработала как законодательный механизм. Дума начала принимать законы, и приняла в общей сложности свыше 2000 законов, было одобрено нижней палатой, получило согласие верхней палаты и утверждено царем. Конечно, мы должны все-таки констатировать, что это был существенный сдвиг, но опять же, вот этот состав Госдумы, это правооктябристское большинство в Думе, которое задавало там тон, оно подчас оказалось неготовым даже к тем реформаторским начинаниям, которые входили в программу премьера, Столыпина. Как это не покажется странным, Столыпин подчас встречал очень негативную реакцию со стороны правой части депутатов, а их было значительное большинство. И Дума торпедировала те либеральные законопроекты, те начинания, которые могли в какой-то степени повлиять на развитие ситуации. Нельзя сказать, что отношения между исполнительной властью и нижней палатой были безоблачными, возникали конфликты, но при Столыпине все-таки эта ситуация достаточно контролировалась. И мы все-таки должны признать, что это был наиболее удачный вариант взаимодействия исполнительной власти и Думы, когда возглавлял правительство Столыпин. Но, не вдаваясь в детали, мы знаем, что судьба Столыпина тоже была предрешена. И уже в 1911 году весной фактически мы можем говорить о политической смерти Столыпина, а осенью об его убийстве в Киеве.
С. БУНТМАН Но в отношении физической смерти Столыпина, вы думаете, она тоже была предрешена?
О. МАЛЫШЕВА Безусловно. Что касается попыток все-таки Столыпина зародить вот этот механизм, притереть вот эти ветви власти Усилия были достаточно конкретны, и подчас действительно имели серьезные результаты. Хотя вот такая странная ситуация: даже такая Дума, достаточно покладистая, достаточно подобранная, она все равно несла в себе элемент оппозиционности. Это трудно объяснить, но с этим нельзя не считаться, что депутаты, которые оказываются в качестве народных представителей, предъявляют очень серьезные, иногда неудобные для власти вопросы. Скажем, в развитие этих отношений важную роль и не последнюю, конечно, играл сам Николай Второй. Так вот, чем больше депутаты критиковали действия того или иного министра, чем более содержательные и серьезные запросы адресовались в адрес чиновника, тем большее покровительство он находил у Николая Второго. И подчас это даже приводило к серьезным подвижкам по службе. Один пример. Третья Госдума сделала запрос о действиях и злоупотреблениях властью ставропольского губернатора, вице-губернатора, бакинского градоначальника, которые занимались спекуляцией нефтеносными участками земли. И депутаты предложили создать комиссию, расследовать обстоятельства этого дела, на что Николай, получив известие о готовящейся такой акции, начертал следующую резолюцию: «Совершенно недопустимо посылать лиц с чрезвычайными полномочиями, особенно по делу, поднятому Госдумой. Наместник на Кавказе должен сам разобраться в обстоятельствах дела и доложить мне лично». И приписка: «Торопиться с этим не нужно». Вот такое отношение.
С. БУНТМАН Что-то чудится родное
О. МАЛЫШЕВА Параллели есть, хотим мы этого или нет.
С. БУНТМАН Мы сейчас прервемся на новости, и потом продолжим.
НОВОСТИ.
С. БУНТМАН Мы продолжаем нашу программу. Ну, что же, власть законодательная в какой-то степени, власть представительная, Дума в противоречии с властью императорской.
О. МАЛЫШЕВА И, несмотря на то, что действительно противоречие было налицо, Дума третья отработала весь положенный срок. Единственная из 4 Государственных Дум царской России. 5 лет Дума функционировала как законодательное, пусть с ограниченными какими-то полномочиями, но как законодательное учреждение. Буквально одним штрихом. На последнем году работы третьей Госдумы мы наблюдаем резкий всплеск активности депутатов. Они становятся авторами, инициируют такие законопроекты, которые были совершенно непроходными, это было очевидно. Скажем, предоставление женщинам избирательных прав, или повышение зарплаты учителям. Т.е. такие явно конъюнктурные законы, которые были призваны обеспечить им успех в будущей избирательной кампании, победу на выборах. Очень любопытная ситуация. Правительству потом сложно очень — пришлось разбираться с теми законопроектами, которые были внесены в Думу, и судьба их подвергалась очень серьезной экспертизе, большая работа потребовалась. Червертая Госдума, которая начала свою работу осенью 1912 года, не намного отличалась от предшественницы и по составу, и по настрою. Пожалуй, усиление оппозиционности в Думе и усиление противостояния между ветвями власти мы можем наблюдать к 1913 году. К 1914 году эта кривая растет, но ситуация резко меняется с началом первой мировой войны. Нельзя сказать, что Россия была не готова к войне, что она совсем не готовилась или что война стала для нее полной неожиданностью. Та ситуация в мире, которая складывалась в этот момент, и формирование этих военных блоков, и какие-то локальные кризисы, которые возникали то и дело, они очень подогревали обстановку. И Россия как всегда, с опозданием, в прошлый раз был вопрос о военной реформе, чуя вот это нарастание угрозы напряженности, вступает в полосу еще, наряду и с политическим реформированием, еще и в полосу военного реформирования. 7 июня 1914 года был окончательно утвержден план военной реформы, тоже с запозданием чуть больше месяца останется до начала войны. Причем реформа была рассчитана на довольно длительный период, окончание ее планировалось на 1918 год. Создание современной тяжелой артиллерии, что было слабым достаточно местом в российской армии, планировалось на 1921 год. И к 1930 году планировалось укрепление российских крепостей. Т.е. такая действительно обстоятельная программа на многие годы. Что касается военной мощи России, то она на этот момент действительно уступала и Германии, и Австро-Венгрии, особенно в части артиллерийской. Но нельзя сказать, что не было каких-то новых достижений, успехов в сфере военной техники. Как известно, тот же Можайский, Чаплыгин, самолетоизобретатели оставляли о себе очень добрую память. И самолеты, ими предложенные в 1913 году, на международном конкурсе получили первое место, хотя военное ведомство России продолжает закупать «Фарманы» и «Ньюпоры» за границей, которые значительно уступали нашим отечественным моделям. Или, скажем, таким изобретателем Тарковским была изобретена зенитная автомобильная пушка. Это новинка была военной техники на то время, но на серийное производство это изобретение не попало. В 1915 году, уже в годы войны, был изобретен танк, который тоже не пошел на массовое производство и т.д. Здесь тоже очень многое зависело от главы государства. Даже такая мелкая деталь Николай Второй отказался ввести в качестве обязательной одежды, обмундирования каски для солдат, т.к. считал, что они портят бравый вид российского воина. А мы прекрасно помним, что это была за война, и конечно, такого рода просчеты имели самые серьезные последствия.
С. БУНТМАН Но каски были, тем не менее, в Первой мировой.
О. МАЛЫШЕВА Но они были настолько необязательны, несерийны
С. БУНТМАН В отличие от Германии
О. МАЛЫШЕВА Безусловно. Но как реагировало общество на начало войны? Вот здесь произошла та самая ситуация, на которую делалась ставка в 1904 году власть, развязывая вот эту кампанию с Японией. Действительно, то, что Германия объявила войну России, привело к такому мощному патриотическому подъему. Война, Россия была защищающейся стороной, хотя, напомню, наши интересы в первой мировой войне были достаточно очевидны. Россия преследовала цель получить в свое подчинение проливы черноморские, Босфор и Дарданеллы. И, так или иначе, Дума в едином буквально порыве приняла на себя обязательство. Это, пожалуй, было самое ура-патриотическое заседание Думы, когда Дума целиком берет на себя обязательство отказаться от всякой оппозиции к правительству в годы войны, отдает карт-бланш правительству на ведение военной кампании. Практически единогласно, за исключением социал-демократической фракции и социалистов голосует за военный кредит, даже примиряется с тем особым режимом работы, в котором она оказывается в годы войны. Практически все полномочия властные делегируются императору и исполнительной власти.
С. БУНТМАН Т.е. война привела к полному отказу от эволюции, может быть, государственной?
О. МАЛЫШЕВА Ну, пожалуй, к полному — нельзя сказать. Я бы сказала, ситуация была заморожена, Думу собирали крайне редко, на очень непродолжительные сессии, только для того, чтобы она утверждала заготовленное решение. Но если начальный период войны с этим общество мирилось, тем более, что война началась достаточно успешно для России, то после 1915 года, который, мы знаем, стал переломным, ситуация изменилась, и очень значительно. Дело в том, что к 1915 году военные действия были перенесены на территорию России, на что не было расчета. Война не стала молниеносной, на что тоже была сделана ставка. А экономика каждого государство по-разному переносит вот эти особые ситуации, вызванные войной. Экономика России оказалась не вполне готова к такому испытанию, и в этой связи она, конечно, была несопоставима с возможностями той же Германии или Австро-Венгрии. Кроме того, перенесение военных действий на территорию страны ставит целый ряд задач, которые немедленно надо решать, новые задачи беженцы, раненые, обеспечение поставок на фронт, фронт растянулся на многие сотни километров, и т.д. Первый сбой дает транспорт. Несмотря на то, что Россия действительно покрылась сетью железных дорог, неритмично работал транспорт, начались сбои, многодневные простои поездов и т.д. Т.е. эта транспортная проблема в первые месяцы войны уже начинает давать о себе знать. Кроме того, начинаются перебои с сырьем, с топливом, ощущается нехватка рабочей силы, и постепенно нарастают продовольственные проблемы. Причем хлеб был, но опять же, транспортная ситуация не позволяла быстро, мобильно перемещать его из одной части страны в другую. Еще очень важное обстоятельство, которое тоже нельзя не учитывать с конца 1914 года, как это ни странно, в России начинается падение производства. Кроме того, закрываются промышленные предприятия, казенные большей часть, которые не справляются вот с этими новыми условиями работы в экстремальном режиме в годы войны. Частные предприятия пока тоже не включаются в процесс, и экономика действительно постепенно начинает погружаться в состояние кризиса. Т.е. наряду с тем сложным достаточно положением в сфере политической, экономика у нас тоже начинает попадать в тяжелую ситуацию.
С. БУНТМАН Т.е. она не выдержала такого мобилизационного режима?
О. МАЛЫШЕВА Да, причем временной запас определенный был, но т.к. война затягивалась, вот именно это обстоятельство приводит к возникающим проблемам. 1915 год, я уже говорила, стал действительно переломным для России начала века во всех отношениях. Император, который оказался неспособным предложить какую-то программу выхода из экономического кризиса, Дума, которая начинает все громче ворчать, но пока находится в достаточно спокойном ожидании развития событий, пока не вмешивается в ту ситуацию, которая сложилась в 1915 году. До одного момента. Николай принимает, трудно выдвигать такого рода обвинение, но, на мой взгляд, совершенно непродуманное решение он слагает с себя обязанности по управлению страной и смещает с должности главнокомандующего своего дядю великого князя Николая Николаевича, и в чине полковника российской армии принимает на себя обязанности верховного главнокомандующего. Т.е. фактически это был поступок, который можно сравнить с бегством. Проблемы нарастают, он, фактически не имея предложения по выходу из кризиса, бросает страну на плечи своей супруги, и отбывает в ставку.
С. БУНТМАН Тут надо пояснить, т.к. с одной стороны, этот поступок может оказаться вполне мужественным. Принимать на себя ответственность за главное дело, которое сейчас происходит, за войну. И это впервые, я бы сказал, главнокомандующего принимает на себя царь, впервые за очень много лет.
О. МАЛЫШЕВА Да, но ведь
С. БУНТМАН Да, но с другой стороны, общая ситуация, вот в обстановке первой мировой войны, войны новой эпохи, это война вся, целиком, и вся страна. Это уже не просто где-то там армия воюет.
О. МАЛЫШЕВА Совершенно точно. Дело в том, что поступок возможно объяснить, и действительно человек берет на себя ответственность. Но судьба России в тот момент решалась не только на фронте. И были лица, которые вполне могли, я не говорю о Николае Николаевиче, которые действительно обладали серьезными задатками именно человека военного, который может возглавить операции. Тем более, военные неудачи тоже идут одна за другой. И Николай точно так же, как не сумел найти выход из экономических проблем и политических, также он не может найти выход и в ситуации с ведением войны. Поэтому вот этот поступок привел к непоправимым, я бы сказала, последствиям. Общество пытается Причем, одновременно управляет страной из ставки фактически по письмам и сообщениям, которые посылает ему ежедневно в ставку его супруга. Вот тут очень важно заметить, что Александра Федоровна, которая раньше была в стороне от большой политики, она фактически становится вторым лицом в государстве. Министры с докладами ездят именно к ней, мы прекрасно знаем, за спиной… Я, кстати, никогда не хотела бы особенно преувеличивать особенно роль Распутина, но влияние Распутина все-таки было, и его тоже нельзя сбрасывать со счетов. И вот в этой ситуации
С. БУНТМАН Но это отдельная тема, безусловно. Во всяком случае, рычаги современные, 20 век тогда уже начался, и можно говорить уже о рычагах, а не о браздах правления. Были выпущены, при той концентрации власти, которая была у императора, они были ослаблены. И это было очень страшно в условиях войны, тем более. Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ.
С. БУНТМАН Мы продолжаем.
О. МАЛЫШЕВА Итак, решение Николая Второго принять на себя функции главнокомандующего было очень неоднозначно встречено, не только в обществе, а даже в ближайшем окружении. Очень любопытно, что практически все правительство категорически высказалось против. И мы имеем дело с уникальным прецедентом, когда члены правительства написали коллективное письмо Николаю в ставку с разного рода предложениями и просьбами, в том числе касающимися того, чтобы Николай не разрывал связь с обществом, чтобы он сделал шаг навстречу общественности в интересах России. Николай очень нервно отреагировал на такое непослушание, вызов что ли со стороны правительства, и назвал этот факт не иначе как забастовкой министерской, но решения своего не изменил. И, как я уже сказала, управление страной в значительной степени идет с участием Александры Федоровны. Сохранилось, кстати, немного личных документов Николая и Александры Федоровны, часть была уничтожена после их ареста ими самими же, а вот письма очень красноречиво свидетельствуют о характере вот этого взаимодействия. И обращает на себя внимание то, что Александра Федоровна буквально иногда отдает приказы Николаю Второму, в частности, призывая его постоянно быть твердым и непоколебимым, не подчиняться тому или иному представителю его окружения, и дает такие советы, как, например, сослать в Сибирь Львов, Гучкова, Милюкова и других политиков, представителей общества, которые пытались со своей стороны разрешить эту ситуацию. Но такого рода инструкции будут даваться и впредь. Вот это вот новая такая интересная деталь в управлении государством, которую нельзя не отметить. Что же общество, как оно реагирует на самоустранение главы государства от внутренних проблем? Общество делает последнюю попытку, ее очень метко в своей время назвал Милюков бросает спасительный пояс тонущей монархии. Депутаты Госдумы оставят все свои политические разногласия, все размежевания фракционные, объединяются 2/3 депутатов ГД в прогрессивный блок. И вот эта большая часть депутатов готовит программу выхода из кризиса. И изъявляет свою готовность и желание взять ответственность за управление страной в этой ситуации и помочь вывести страну из кризиса. Общественные организации, созданные земцами в том числе, такие как Земский союз, Городской союз, Центральный военно-промышленный комитет тоже пытались со своей стороны решить те задачи, которые следовало решать, конечно, верховной власти и правительству. Т.е. общество пытается протянуть руку власти и призывает отставить эти все разногласия, которые действительно не способствуют поиску оптимальных решений, а вместе искать выход из кризиса. Словом, ответственные министерства, созданные из людей, пользующихся уважением в обществе, становятся чуть ли не ежедневным атрибутом в обиходе. Но в ответ на это, на создание прогрессивного блока и в ответ на предложенную программу правительство распускает Думу на неопределенный срок. Это фактически был ответ власти. Дальше события развиваются, к сожалению, довольно стремительно и очень негативно. В 1916 году главой правительства назначается немец по национальности Штюрмер. Это был обрусевший немец. Но сам вот этот факт назначения немца в условиях войны с Германией вызвал удивление даже в немецкой печати. Что же говорить о реакции российского общества? Это было пощечиной фактически. Дума не собирается, и только 1 ноября 1916 года Думу собирают на осеннюю сессию. Вот еще любопытная деталь: император, уезжая в ставку, подписывал чистые бланки с указом о созыве или роспуске Думы, и вручал их главе правительства, а главой правительства в этот момент был 75-летний Горемыкин, который всегда отличался устойчивым монархическим настроением. Так вот, монархист Горемыкин в разговоре с председателем Госдумы Родзянко, который практически еженедельно требовал у него ответа на вопрос, когда же Дума соберется, пошевеливал вот этой бумажкой с подписью императора и давал понять, что от его желания зависит, когда созвать Думу и на какой срок. Именно от главы исполнительной власти. Ну, и 1 ноября действительно последовал взрыв, его не могло не быть, потому что общество было раскалено до предела, и ситуация все больше выходила из-под контроля. 1 ноября некоторые исследователи даже считают началом Февральской революции. Дело в том, что на трибуну поднялся Милюков, лидер фракции кадетов, и по полочкам буквально разложил все просчеты власти, все ошибки, которые ей были сделаны. И каждый вопрос, который он обращал в зал, оканчивал фразой что это, глупость или измена? И зал в едином порыве отвечал измена! Милюкова попытаются привлечь к уголовной ответственности, но ситуация уже выйдет из-под контроля, и даже Александра Федоровна в письме напишет Николаю, что Штюрмера надо убирать, т.к. он действует на общество как красная тряпка в доме умалишенного.
С. БУНТМАН Но не без причин. У Штюрмера, если абстрагироваться вообще от звучания его фамилии, были очень большие проблемы, как экономические, так даже и полууголовного характера.
О. МАЛЫШЕВА Это как раз к разговору о том, кому доверяет С учетом того, что идет министерская чехарда — меняется 6 военных министров в годы войны, меняются 4 раза главы Минюста, министерства внутренних дел, главы правительства и т.д. Как раз это тоже вопрос к верховной власти, которая именно таким образом решает кадровые вопросы. Так вот, после фактически штурма власти, а именно так назовут кадеты выступление Милюкова, общество просто взорвется. Будут уже в открытую говорить о необходимости устранения Распутина. Мы знаем, что за этим последует. И начнется подготовка даже, как это не покажется странным, заговора с целью свержения Николая. Или какого-то варианта государственного переворота. Скажем, в салонах, графиня Шереметьева, где очень много было офицеров, в открытую разговор шел о подготовке дворцового переворота. Причем варианты были самые разные от ареста императрицы Александры Федоровны и заключения ее в монастырь, захвата императорского поезда и насильственного отречения Николая от престола, до цареубийства. Но это, по меткому определению лидера партии эсеров того времени, В.М. Чернова, это был такой странный заговор, о котором со всех крыш Петрограда чирикали, как воробьи. Скорее, это была демонстрация, что ли, недовольства общества. Это нельзя расценивать как заговор как таковой. Тем более, реальных и решительных действий никаких не было. Но сам этот факт свидетельствует о том, что общество все больше расходится с властью, и что очень тревожно, с властью расходится и армия. Армия, по воспоминаниям генерала Крымова, готова была приветствовать переворот. Я просто на это хочу обратить внимание, что действительно власть, монархия постепенно, методично теряет все больше и больше своих сторонников. И конечно, не могло это не привести к этой трагической развязке, о котором мы сейчас говорим. Опять же, как и в предыдущих сюжетах, Николаю поступают разные советы. С правой стороны консервативное окружение советует закрыть Думу или придать ей совещательный характер. Причем вопросы такого рода возникали не впервые, скажем, в период празднования юбилея династии Романовых об этом говорили чуть ли не в практической плоскости, что надо ограничивать права Думы, вернуться к правлению, как встарь, к самодержавному правлению. Но Николай на это не решается, потому что эти общественные настроения были настолько очевидны, что не учитывать их было нельзя. Он ограничивается последним предупреждением, которое он высказывает в адрес главы нижней палаты Родзянко, и события дальше следуют очень стремительно.
С. БУНТМАН Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ.
С. БУНТМАН Итак, финал истории Российской Империи, которая у нас завершается с Николаем Вторым.
О. МАЛЫШЕВА Председатель четвертой Госдумы Родзянко пытается достучаться до императора. Что очень важно отметить, ни Родзянко, ни Гучков, ни Львов, эти общественные деятели, которые вызывали наибольшее раздражение у императрицы, они не ставили вопрос о смене формы правления. Речь шла о том, чтобы помочь власти выйти из этого кризиса. Так вот, Родзянко 10 февраля до несколько дней до событий конца месяца, о которым мы знаем как о революции, все-таки настоял на аудиенции у императора и буквально четко, по полочкам разложил все вопросы, связанные с положением в городах с продовольствием, с положением в армии, об общем политическом положении в стране и т.д. Речь шла о самых болевых вопросах. И как с горечью писал в воспоминаниях Родзянко, император слушал его в пол-уха и поторапливал нельзя ли поскорее, меня ждет великий князь Александр Александрович пить чай. Вот это, конечно, очень тревожно. Т.е. они, общество и власть, окончательно перестали слышать друг друга. И это тоже имеет
С. БУНТМАН Можно ли сказать, что эти люди не столько и не только критиковали, сколько пытались взять на себя ответственность за решения вопросов?
О. МАЛЫШЕВА Пытались, хотя и не все депутаты и не всегда. Сейчас очень коротко, буквально поведение Николая, его участие, точнее, неучастие в тех событиях, которые мы называем Февральской революцией. К концу февраля ситуация действительно достигла наивысшего предела. Уже со всех сторон императора убеждают, что надо идти навстречу обществу, надо явиться в Думу, надо дать ответственные министерства. Он говорит да, 22 февраля обещает явиться в Думу, и в этот же день, никому не докладываясь, уезжает в ставку. Вот это последняя возможность действительно была упущена. Сам Николай так объяснил причину своего этого отступления в письме к Александре Федоровне мой мозг здесь отдыхает, ни министров, ни хлопотливых вопросов, требующих обдумывания, я считаю, что мне будет это полезно. В это самоустранение в самые роковые дни. 22 числа в дневнике же Николай запишет слова, которые у меня, например, вызывают удивление, мягко говоря. Когда Петроград уже на грани взрыва, три очень лаконичных слова читал, скучал, отдыхал. В последующие дни в его дневнике содержится информация только о болезни Вырубовой, фрейлины императрицы, о болезнях детей. В то время как информацию о развивающихся событиях он получал ежечасно и от Родзянко, и от представителей власти. Но надо сказать, что он отреагировал уже на начавшуюся революцию, 25 февраля он посылает телеграмму в адрес командующего войсками Петроградского военного округа Хабалова следующего содержания повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки. Но ситуация уже вышла из-под контроля, и сам Хабалов позднее признал, что когда появились лозунги «Долой самодержавие!» усмирить и ввести в какие-то рамки ситуацию невозможно. Это предполагало стрельбу. И одновременно 26 уже, на следующий день после отправленной телеграммы Николай снова записывает в дневнике — после чая читал, вечером поиграл в домино. Т.е. на фронте было затишье, Петроград бурлит, там льется кровь, а император не нашел в себе, может быть, сил, может быть, желания, может быть, сказалась его усталость
С. БУНТМАН Может быть, такая защитная реакция была.
О. МАЛЫШЕВА Может быть.
С. БУНТМАН Какое-то ощущение обреченности
О. МАЛЫШЕВА Об обреченности нельзя не сказать. Складывается впечатление, что он та и остался до конца сторонником неограниченной монархии. И вот то, что монархию, его полномочия ограничили, с такой легкостью он со своими куцыми властными полномочиями, он так легко расстался. Что касается отречения Николая, об этом очень много говорили, писали. Хорошо известно то обстоятельство, что Николай обращался за своего рода советом или хотел узнать реакцию на предстоящее отречение командующих всех фронтов, и все единогласно высказались в поддержку отречения. Т.е. армия, последняя опора, ушла из-под ног. И как в свое время очень точно отметил Бердяев, монархия в России пала сама, ее никто не защищал, она не имела сторонников. Я бы добавила она к этому времени не имела сторонников.
С. БУНТМАН Может быть, та салонная идея переворота, может быть, это была одна из последних попыток, мысленных хотя бы, сохранить монархию, как это было за 100 с небольшим лет до того?
О. МАЛЫШЕВА Совершенно верно. И буквально несколько слов по поводу причин такого финала.
С. БУНТМАН Наталья Игоревна говорит: «Ну, что же, Николай Второй был глупый, дезинформированный, или обстановка в России объективно не могла развиваться иначе?»
О. МАЛЫШЕВА Глуп, не глуп это оценка очень субъективная. И я предложу нашим слушателям, на мой взгляд, интересную оценку сделал Николаю Второму в свое время Черчилль. Он сказал о Николае он не был ни великим полководцем, ни великим монархом. Он был только верным простым человеком средних способностей, доброжелательного характера и опиравшегося в своей жизни на веру и бога. Вот эта обреченность, мы об этом уже говорили в одной из первых передач, наверное, тоже способствовала. Т.е. он плыл по течению. Каких-то всплесков, энергичных действий мы не наблюдаем в этот период. Что касается причин краха. Вот тот кризис, о котором мы говорили, попытки такого догоняющего реформаторства, к сожалению, закончились очень печально и Дума, и царь фактически ушли с исторической арены одновременно. Государственный корабль пошел ко дну. И под его обломками были похоронены и вот эти ростки демократии, и первый парламентский опыт, и первые, самые робкие попытки зарождения гражданского общества, и сама эта возможность отодвинута оказалась на долгие годы. Но нельзя не согласиться, наверное, все-таки с тем, что династия не сумела найти адекватный ответ на те требования времени, которые были объективными. Нельзя не вспомнить о противостоянии исполнительной и законодательной власти, которое красной нитью с какими-то моментами обострения или ослабления, но просматривается весь период думской монархии. Не сумели все-таки притереться и сработаться эти 2 ветви власти, что очень жаль, т.к. финал все расставил по местам. Сильный толчок к такому исходу, конечно, сыграл то, что идея монархизма, традиционная вера в монарха, почитание монарха, вот это знаменитое «Самодержавие, православие, народность», вера вот в эту государственную что ли идею, она тоже постепенно подтачивалась. Монархизм в значительной степени оказался дискредитирован и в том числе поведением и поступками главы государства, но в еще больше степени теми представителями окружения, в том числе и Распутина, Распопов и другие, которые играли очень негативную роль именно для авторитета царской семьи. Война, конечно, стала детонатором мощным всех событий, которые, может быть, развивались бы по другому сценарию, не случись еще одного этого кризиса, вызванного войной. Но, оценивая, и называя вот эти вещи как причину краха Российских Империи, нельзя не сказать о действиях оппозиции. Дело в том, что депутаты сами признавались в том, что подчас они действовали по принципу чем хуже, тем лучше. И даже правые депутаты, причем это они говорили достаточно публично, это все задокументировано, на одном из частных заседаний Думы, после уже февральской революции в апреле 1917 года, они говорили о том, что да, мы тоже раскачивали эту лодку. И то, что правые высвечивали вот этим беспощадным прожектором изъяны и дефекты власти, имело гораздо большее следствие, чем это делали, скажем, левые депутаты. И нам от этой революции не отречься, мы, так или иначе, несем за нее ответственность. Но, повторяю, тогда еще царила в апреле определенная эйфория, когда казалось, что монархия рухнула, и мы на пороге новых демократических перемен. Этого не случилось. Гражданин Романов Николай Александрович еще чуть больше года, наверное, 1,5 года будет находиться в России. Это тоже интересная проблема, почему так случилось, что Николай не покинул страну. И как это не покажется парадоксальным, один из наиболее одиозных в его глазах политиков Милюков, который был министром иностранных дел в первом временном правительстве, он сделал все возможное, чтобы отправить Вот парадокс, где враги, где друзья. На того ли делалась ставка? Но как бы мы не относились к императору Николаю Второму, как бы много мы не говорили о просчетах, об ошибках, наверное, нет такого политика, который бы не ошибался в своих действиях. Но вот та трагическая смерть, причем смерть всей императорской семьи, ну, если не снимает полностью все обвинения в адрес Николая Второго, то в значительной степени корректирует что ли отношение к нему и как к государственному деятелю
С. БУНТМАН И как к человеку.
О. МАЛЫШЕВА Да.
С. БУНТМАН Потому что мужественно умереть это невероятная вещь. И, к сожалению, такая несчастная судьба монархов. Вот трое казненных монархов Карл Первый, английский, Людовик Шестнадцатый, Николай Второй это чрезвычайные примеры мужества в последние моменты их жизни. Что никак не оправдывает ни как политических деятелей, ни как жертв эпохи. Но вот по-человечески там очень серьезно все это было. И это в полной мере относится и к Николаю Второму, и к Александре Федоровне. Ну, что же, 304 года династии Романовых, которым мы посвятили в программе «Не так» совместно с журналом «Знание-сила» во многих-многих передачах, этот цикл завершен сегодня, в такой странный день, 26 октября 2002 года, когда столько всего произошло с самого утра. Я еще раз повторяю, что осознать нашу собственную жизнь, страну и историю, может быть, это тот самый случай, когда нужно сделать еще раз углубление. И сегодня нам в этом помогала Ольга Малышева. Спасибо!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс