Full — Large Image List

Степан Разин — символический образ России

Ф. Шаляпин Я, конечно, далек от мысли видеть в Степане Тимофеевиче Разине символический образ России. Но правда и то, что думать о характе­ре русского человека, о судьбах России и не вспомнить о Разине — просто невозможно. Пусть он не воплощает России, но не случай­ный он в ней человек, очень сродни он русской Волге… Находит иногда(…)

Вечный бунт вечных рабов

Л. Андреев Не надо забывать, что наша революция не имеет позади себя исто­рического опыта и путь ее нов и труден, для бунта же опыт у нас гро­маден и давно протоптаны торные пути тушинскими ворами, пуга­чевыми и разиными, — и что удивительного, если колеса восстания легко и незаметно свернули в старую, наезженную колею, запове­данную отцами? И(…)

Черты разиновщины и пугачевщи­ны в русской революции

М. Волошин Когда в октябре 17-го года с русской революции спала интеллигент­ская шелуха и обнаружился ее подлинный лик, то сразу начало вы­являться ее сродство с народными движениями давно отжитых эпох русской истории. Из могил стали вставать похороненные мертвецы: казалось, навсегда отошедшие страшные исторические лики по-но­вому осветились современностью. Прежде всего проступили черты разиновщины и пугачевщи­ны и(…)

Восстание масс и свобода. Начало XX столетия

Г. Федотов Одна из самых страшных черт нашего времени — это попрание свободы со стороны восставших масс. Мы привыкли ждать угрозы для свободы от королей, стремящихся к самодержавию, от генералов, идущих на захват власти. Но эта схема XIX века совершенно непри­годна для объяснения событий нашего времени. Опасность пришла не с той стороны, откуда ее ждали.(…)

Последствия революционного движения в России

Ф. Шаляпин Кто же они, сей дух породившие? Одни говорят, что это кровопийцы; другие говорят, что это бан­диты; третьи говорят, что это подкупленные люди, подкупленные для того, чтобы погубить Россию. По совести должен сказать, что хотя крови пролито много, и жестокости было много, и гибелью действительно веяло над нашей родиной, — эти объяснения боль­шевизма кажутся(…)