Москва 1850-1910 годов

Г. Василич В 50-х годах тихо прозябает однообразный и сонный быт, полный уже сложившихся самобытных черт, по своей неподвижности на­поминающий застойное болото. Чахлая общественная жизнь выли­вается в самые примитивные формы. Отгремело привольное, ши­рокими реками разливавшееся житье екатерининских и александ­ровских бар, не приобщилось к культуре и не вышло за пределы де­спотического семейного быта купечество, тихо жила(…)

Положение женщин в Москве

Положение женщин в Москве

Ф. Вигель <…> Название бойких московских дам и барышень и тогда вселяло страх и уважение в провинциалках, не смевших им подражать. Смотря беспристрастно, я нахожу, что нравы были дурны, но не испорчены; я полагаю, судя по холодности русских женщин, что греха было мало или и вовсе его не было, но соблазна много. Худо было то(…)

Московское общественное мнение эпохи Российской империи

Н. Давыдов Если в Москве не было вовсе влиятельного, правящего чиновниче­ства, настоящей бюрократии и военщины, то зато было еще доста­точно русского «барства» и связанного с ним крепостничества и много патриархальности, то мягкой, а то жесткой убежденной со­словности, при которой, несмотря на московское добродушие и ра­душие, весьма строго соблюдалось правило: «Всяк сверчок — знай свой шесток».(…)

Общественное мнение Москвы конца XIX века

Г. Василич В 50-х годах тихо прозябает однообразный и сонный быт, полный уже сложившихся самобытных черт, по своей неподвижности на­поминающий застойное болото. Чахлая общественная жизнь выли­вается в самые примитивные формы. Отгремело привольное, ши­рокими реками разливавшееся житье екатерининских и александ­ровских бар, не приобщилось к культуре и не вышло за пределы де­спотического семейного быта купечество, тихо жила(…)

Московские сословия

Московские сословия

B. Белинский Но в Москве есть <…> среднее сословие — образованное среднее сословие. <…> У нас в России резкая черта, которая отделяет необ­разованные сословия от образованных и которая заключается, во-первых, в костюмах и обычаях, обнаруживающих решительное притязание на европеизм; во-вторых, в любви к преферансу; в-тре­тьих, в большем или меньшем занятии чтением. Касательно по­следнего пункта можно(…)

Население Москвы середины XIX века

A. Гакстгаузен В Москве нет так называемого мелкого люда, живущего, как в Берлине, под крышами и в подвалах. Если и есть в Москве отдаваемые в наем мансарды, то только как редкое исключение, подвальных же жилищ я не видал вовсе. Но ведь прежде не жил в Москве и простой народ, и теперь он попадается там еще(…)

Москва — город штатский

Москва — город штатский

А. Герцен Петербуржцы смеются над костюмами в Москве, их оскорбляют венгерки и картузы, длинные волосы, гражданские усы. Москва действительно город штатский, несколько распущенный, не при­выкший к дисциплине, но достоинство это или недостаток — это нерешенное дело. Былое и думы // Собр. соч. в 30 т. М, 1956. Т. 9. С 52. А. Кюстин Вчера я(…)

Воспоминания о Москве XIX столетия

Воспоминания о Москве XIX столетия

Ф. Вигель Надобно заметить, что у нас Москва старое балованное дитя, которому необходимо давать немного проказничать, лишь бы было не совсем вредно для нравственности общественной. Независимое в ней житье составляет главную ее привлекательность; она опустеет, если против ее жителей будут принимаемы стеснительные меры. Воспоминания. В 7 ч. М, 1865. Ч. 7. С. 129. И. Репин(…)

Николаевская Россия. Москва и Петербург

Николаевская Россия. Москва и Петербург

А. Кюстин Первое, что меня поразило в Москве, это настроение уличной толпы. Она показалась мне более веселой, более свободной в своих движениях, более жизнерадостной, чем население Петербурга. Люди, чувствуется, действуют и думают здесь более самопроиз­вольно, меньше повинуются посторонней указке. В Москве дышится вольнее, чем в остальной империи. Этим она сильно отличается от Петербурга, чем, по-моему,(…)

Право родства и лицемерство

Право родства и лицемерство

В. Белинский Мы помним, что этот невинный куплет со стороны большей части публики навлек упрек в безнравственности уже не на Онегина, а на самого поэта. Какая этому причина, если не <…> добродушное и добросовестное лицемерство <…>? Братья тягаются с братьями об имении и часто питают друг к другу такую остервенелую ненависть, которая невозможна между чужими,(…)

Право старейшинства между родными в России

Право старейшинства между родными в России

Ф. Вигель Сие право я ныне уважаю, право старейшинства между родными; оно было освящено обычаем и проистекало из самых ясных поня­тий о взаимных обязанностях единокровных. Им крепится союз в семействах; никакой ребенок не мог тогда остаться совершенным сиротой, напрасно смерть похищала у него отца и мать: дяди и тет­ки, старшие братья и сестры, при жизни(…)

Беседы о русской культуре XIX века

Ю. Лотман <…> Ограничивающим бюрократию средством был обычай. Жизнь откладывалась в свои формы, она имела свои законы. Эти законы не умещались в какие-то параграфы, и побеждали параграфы. Так, в XVIII веке, хотя Петр I, стремясь все упорядочить, хотел разделить людей по чинам, по классам, исключительно сильна была еще сила родства. Когда встречались два человека, первым(…)

«В нем света мало, но теплоты много»

«В нем света мало, но теплоты много»

В. Вейдле Можно сказать, что там, где кончаются «личные отношения», начинается сразу ими же вызванная антитеза: царство сугубо механического государственного устройства, «военщины», «казенщины», того, за что проклинали Петра и ненавидели Николая I, за что, в частности, так ненавидел его Толстой. Противоположность нужно видеть здесь не между самодержавием и свободой, а между бездушием государственной машины и(…)

Семейственность, родство — священная вещь в Москве

Семейственность, родство — священная вещь в Москве

B. Белинский Родство даже до сих пор играет великую роль в Москве. Там никто не живет без родни. Если вы родились бобылем и приехали жить в Москву — вас сейчас женят, и у вас будет огромное родство до семьдесят седьмого колена. Не любить и не уважать родни в Москве считается хуже, чем вольнодумством. Вы обязаны(…)

Москва, свободная от тяжести власти

Г. Федотов За что Россия так любила Москву? За то, что узнавала в ней себя. Москва сохраняла провинциальный уклад, совмещая его с роскошью и культурными благами столицы. Приезжий мещанин из Ры­бинска, из Чухломы мог найти здесь привычный уют уездного трактира и торговых бань, одноэтажные домики, дворы, заросшие травой, где можно летом дуть самовар за самоваром,(…)

Кремль — идеал дворца для тирана

Кремль — идеал дворца для тирана

А. Кюстин <…> В том хаосе штукатурки, кирпича и бревен, который носит на­звание Москвы, две точки неизменно приковывают к себе взоры — это церковь Василия Блаженного и Кремль, тот Кремль, который не удалось взорвать самому Наполеону! Я никогда не забуду дрожи ужаса, охватившего меня при первом взгляде на колыбель современной русской империи. Кремль стоит путешествия(…)

Москва — средоточие всех национальных религиозных чувств русского народа

Москва — средоточие всех национальных религиозных чувств русского народа

А. Гакстгаузен Москва имеет значение для русского народа, какого ни один город ни в одной стране не имеет для своего народа. Она — средоточие всех национальных религиозных чувств русского народа. Во всей этой неизмеримой стране нет ни одного великоросса от Архангельска до Одессы, от Тобольска до Новгорода, который бы не говорил о «святой матушке» Москве(…)

Главный характер московского общества

И. Киреевский Правда, оригиналы тех портретов, которые начертал Грибоедов, уже давно не составляют большинства московского общества, и хотя они созданы и воспитаны Москвою, но уже сама Москва смотрит на них, как на редкость, как на любопытные развалины другого мира. Но главный характер московского общества вообще — не переменился. Философия Фамусова и теперь еще кружит нам(…)

Особый русский характер московского общества XIX столетия

Особый русский характер московского общества XIX столетия

А. Герцен Я ужасно люблю старинные московские дома, окруженные полями, лесами, озерами, парками, скверами, саваннами, пустынями и степями, по которым едва протоптаны дорожки от дома к погребу и на которых если не найдете дворника, то зато встретите стадо диких собак. Замечательно, что в Москве дом окружен двором, а в Петербурге двор — домом; это имеет(…)

«На всех московских есть особый отпечаток»

«На всех московских есть особый отпечаток»

Г. Федотов В татарской школе, на московской службе выковался особый тип русского человека — московский тип, исторически самый крепкий и устойчивый из всех сменяющихся образов русского националь­ного лица. Этот тип психологически представляет сплав северного великоросса с кочевым степняком, отлитый в формы осифлянского православия. Что поражает в нем прежде всего, особенно по сравнению с русскими людьми(…)

Москва и Петербург в середине XIX века

Москва и Петербург в середине XIX века

А. Герцен Петербург — шляпа России, и, разумеется, треугольная, Москва — сердце, испорченное аневризмою от беспрестанных воздыханий; провинция — туловище, просыпающееся после буйного похмелья с желанием почесать голову и спросонья принимающее шляпу за голову. Клеветники говорят, что у этого животно-растения голова нахо­дится в Нерчинске. <…> В Москве до сих пор всякого иностранца принимают за великого(…)

Жизнь нашей провинции в предреволюционный период

М. Горький Заметно, что каждый раз, когда тот или иной коллектив подвергается давлению извне, переживает трагические годы, он, сжимаясь, создает, кристаллизует внутри себя ряд личностей, которые являются выразителями его чувств, мыслей, целей и настроений. Так было в годы Возрождения, накануне Великой революции; Польша создала Мицкевича, Красинского и Словацкого в пору величайших несчастий своих, величайшего угнетения(…)

Провинциальное русское общество в Российской империи

А. Никитенко Из рассказов Безобразова и Мельникова о народе и о провинциальном обществе и вообще о том, что называют массами, можно вывести довольно прискорбные заключения о русском народе, по крайней мере, в настоящий момент его существования. Это какой-то омут, в котором кипят и бурлят волны сил без всякого направления и результата. Ну, это, положим, может(…)

О пользе грамотности русских людей

М. Горький Современные русские люди вообще приезжают в Европу как будто лишь затем, чтобы посмотреть, как она разваливается, и смекнуть, скоро ли рассыплется в прах и пыль. Спросишь путешествующего галопом: —Как вам нравится море? Он гордо отвечает: —Что у нас своих-то морей нету, что ли? Эта гордость своими морями и презрение к чужим распространя­ется и(…)

В поисках чувства социальной свободы

В поисках чувства социальной свободы

Л. Толстой Огромное количество русских, шляющихся за границей, особенно в Париже, мне кажется, обещает много хорошего России в этом отношении. Не говоря о людях, которых взгляд совершенно изменяется от такого путешествия, нет такого дубины офицера, кото­рый возится здесь с б…..ми и в cafes, на которого не подействова­ло бы это чувство социальной свободы, которая составляет глав­ную(…)