ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА, в царской и императорской России служение Царю и Родине в интересах русского православного народа.

В домосковской Руси князь нередко фактически являлся единственным носителем власти, управляя своей волостью и отправляя в ней правосудие лично, «не зря ни на посадников, ни на воевод, ни на отроков». При этом он нуждался, конечно, в помощниках, но власть их ограничивалась личным поручением князя, дававшимся обычно по каждому конкретному случаю, причем не было и зачатков разграничения функций судебных и административных, военного управления и гражданского. Кроме княжеской думы, учреждения совещательного, князь располагал только исполнительными лицами — приставами, сборщиками разных податей (даньщики, бельщики, мытники, мостовщики и др.) и т. п. Местности, отдаленные от стольного города, в котором сам князь являлся одновременно представителем местной власти, поручались на правах окормления наместникам (в городском округе) и волостелям (в волости). Они заменяли князя и, подобно ему, сосредоточивали в своих руках все важнейшие функции управления. Лица, служившие князю, находились с ним в чисто личных договорных отношениях; дружинники не только имели право на отъезд, но фактически оказывали значительное влияние на князя, иногда совсем не знавшего свою волость, в зависимости от общественного положения того или иного дружинника, поэтому отсутствовала четкая служебная иерархия и дисциплина (см.: Государственная служба в Московской Руси).

В Московском государстве с отменой права отъезда и введением поместной системы прежде свободная служба превратилась в повинность, уклонение от которой сурово каралось и за исправным отбыванием которой наблюдал особый Разрядный приказ. Характер государственной службы меняется: на первый план выдвигаются царские интересы, воеводы в отличие от наместников работают не на себя, а на царя. В то же время непосредственное управление со стороны самого царя становится, как правило, невозможным, и вводится ряд определенных учреждений (приказов) и должностных лиц (напр., отправлявшие правосудие бояре и окольничие) с той или иной степенью самостоятельности. Свободное назначение на должности царем было, однако, связано правом местничества; одному и тому же лицу нередко поручались самые разнообразные дела, не было определено число приказов, частная служба государю неразрывно сливалась с публичной службой государству. Вместе с тем система надзора и ответственности должностных лиц была далека от совершенства, и от злоупотреблений властью не останавливали краткосрочность особо прибыльной воеводской службы, частая смена служащих и угроза царской опалы, фактически редко постигавшей виновных.

Петр I положил начало системе установленных законом должностей. Область непосредственного осуществления властных полномочий самим монархом отграничивается от компетенции разных подчиненных государственных установлений (приказ 1718 о соблюдении порядка инстанций при подаче челобитных, воспрещение подачи жалоб на Сенат непосредственно государю); центральное управление распределено, в зависимости от рода деятельности, между коллегиями, за которыми наряду с широкими полномочиями Сената признана самостоятельность в пределах их компетенции; деятельность как центральных, так и местных органов управления (воевод и губернаторов, земских комиссаров, камераров, фискалов) регулируется особыми инструкциями (регламентами, наказами), а для надзора за законностью управления создаются две системы: фискалов и прокуратур. При Петре же начинаются попытки введения инстанций (по степени власти и объему действий), получивших твердую основу только после издания Учреждения о губерниях при Екатерине II (1785).

В XIX — н. XX в. государственная служба именовалась гражданской службой в противоположность военной. При назначении на государственную службу в первую очередь учитывались исключительное или преимущественное право определенных привилегированных сословий (гл. обр. дворянства) и уровень образования. По происхождению право поступления на службу имели только дворяне, сыновья личных дворян и сыновья лиц, которые сами находились на государственной службе. Лица других сословий приобретали права государственной службы только по получении высшего образования или по окончании среднего учебного заведения с отличием. Получившие степень доктора утверждались при вступлении в должность в чине VIII класса, магистра — IX класса, кандидата (диплом 1-й ст.) — X класса, действительного студента (диплом 2-й ст.) — XII класса; определенными правами наделялись также лица со средним и низшим образованием. Кроме того, учитывались следующие условия: 1) русское подданство; иностранцы могли быть зачислены на службу по ученой части, а также, при особых условиях, в качестве механиков, мастеров и др. в горнозаводском, соляном и монетном делах; 2) наличие гражданской чести; кроме лишения прав, выход или исключение из духовного состояния лишали права на государственную службу на определенное время; 3) возраст; причисление к гражданскому ведомству допускалось с 14 лет, но условием начала действительной службы считалось достижение полных 16 лет; 4) пол; лица женского пола принимались на службу по учебной части (ведомство учебных заведений имп. Марии), а также на менее значительные должности по телеграфному, контрольному и др. ведомствам; 5) вероисповедание; по закону не должно было служить препятствием при приеме на службу, но были установлены ограничения для иудеев; 6) подкидыши, не помнившие родства, и незаконнорожденные по общим правилам приобретали право на государственную службу только с получением образования.

Вступление в должность подчинялось следующим правилам: 1) непосредственно верховной властью назначались должностные лица первых трех классов (члены Государственного Совета и Синода, сенаторы, министры и товарищи министров, генерал-губернаторы и др.); 2) верховной властью по представлению министров и главноуправляющих назначались должностные лица IV класса (директора министерских департаментов, обер-прокуроры Сената и прокуроры судебных палат и их товарищи, губернаторы), а также некоторые должности V класса (вице-губернаторы, управляющие казенными палатами и палатами государственных имуществ). Высочайшего утверждения требовали определенные выборные должности — губернского предводителя дворянства и столичных городских голов, академиков и др.; 3) в губернских установлениях должности до VII класса назначались самими губернскими властями; министры и главноуправляющие определяли чиновников VI и V классов, отчасти по представлению директоров департаментов, которыми замещались по департаменту должности до VII класса.

Права и преимущества служащих определялись чином, так что разделение служащих на разряды основывалось на Табели о рангах от 24 янв. 1722, причем из установленных Табелью 14 разрядов (классов) служащих XI и XIII разряды в н. XX в. уже правами не наделялись. Каждый служащий обязан был проходить все эти разряды начиная с низшего, если он не имел права на высший чин по образованию; но имевшие право вступления на государственную службу по происхождению зачислялись канцелярскими служителями, которые получали первый классный чин через определенные сроки (от 2 до 10 лет), в зависимости от степени полученного образования и принадлежности к определенному сословию. Для выслуги чинов от XIV до VIII класса полагалось по три года, от VIII до V класса включительно — по четыре года, однако при условии усердной и отличной службы. За особое отличие по службе сроки могли быть сокращены; делами по чинопроизводству за выслугу лет ведал Департамент герольдии. Особые льготные условия устанавливались по части ученой и учебной. Производство в чины первых четырех классов (начиная с действительного статского советника), как и пожалование придворными чинами, зависело от Высочайшего усмотрения. Следующий чин жаловался также, как правило, при увольнении в отставку. Служащий был связан с местом своего служения; отпуски допускались только на период от 1 до 4 мес., просрочка без уважительных причин более 4 мес. наказывалась отстранением от должности, самовольная отлучка каралась. Сверх того, для учебных заведений, судебного ведомства, Государственного Совета и др. было установлено вакационное время.

От служащих при добросовестном и беспристрастном исполнении своих служебных обязанностей требовались: верность царю и основным законам страны, точное исполнение законов, распоряжений и судебных приговоров, соблюдение служебной дисциплины, причем приказ начальника должен был быть законным, пользование властью в пределах закона, честность и беспристрастие при исполнении должностных обязанностей, сохранение служебной тайны, с которым соприкасалось запрещение «издавать в свет сочинения, заключающие в себе что-либо касающееся до внешних и внутренних отношений Российского государства, без дозволения своих начальств». Ответственность служащих за должностные преступления, кроме общих форм уголовного преследования и гражданского взыскания за вред и убытки, выражалась в виде дисциплинарных взысканий. По уставу взыскания с чиновников в административном порядке налагались либо непосредственным начальством (замечания и, как правило, выговор), либо тем начальством, от которого зависело определение служащего на должность (вычет из жалованья, денежное взыскание, арест, перемещение с высшей должности на низшую, отстранение от должности); от начальства же зависело и предание суду. Иски об убытках за должностные преступления имели по законодательству характер просьб — к начальству для чиновников до V класса и в 1-й департамент Сената — для чиновников IV класса (а также V, если они назначались Высочайшей властью). Иски за убытки, причиненные по нерадению, неосмотрительности или медлительности должностных лиц, подавались непосредственно в суд (против чиновников до IX класса включительно — в окружной суд, от VIII до V классов — в судебную палату, выше V класса — в Кассационный департамент Сената). Рассматривались эти иски во всех инстанциях особыми присутствиями с участием представителей администрации, причем выслушивалось заключение прокурора или обер-прокурора; апелляционными инстанциями являлись особые присутствия судебных палат, соединенное присутствие Кассационного и 1-го департамента Сената и общее присутствие всех кассационных и 1-го департамента.

Права служащих: 1) право на содержание и вознаграждение. Содержание состояло из жалованья, столовых и квартирных денег. Кроме того, при определении на должность выдавались при известных условиях прогонные и подорожные деньги и определенные суммы на подъем и обзаведение; сюда же относились пособия при служебных командировках; 2) право должностных лиц на защиту их безопасности и достоинства. В этом отношении законодательство предусматривало не только строгое наказание за преступление против чиновника при исполнении или вследствие исполнения им служебных обязанностей, но и особую подсудность; эти дела были изъяты из ведения присяжных судов и рассматривались судебными палатами с участием сословных представителей; 3) право на почетные награды и преимущества, Высочайшее благоволение и подарки от Высочайшего имени, чины, ордена, назначение аренд и пожалование земель, единовременные денежные выдачи. Награды могли быть пожалованы и вне службы; чины и ордена не имели в то время определенных последствий, в частности прав дворянского состояния.

Увольнение в отставку производилось по общему правилу на основании прошения, причем выдавался аттестат (бессрочный паспорт). Уволенные со службы по суду не могли быть вновь приняты на государственную службу; отставленные от должности по суду не зачислялись вновь в течение трех лет со дня отставки; удаленные и уволенные без прошения могли быть приняты на службу под ответственность принявшего начальства. При отставке назначались пенсия и эмеритура, а также особые единовременные пособия при оставлении государственной службы по болезни (или семье должностного лица после его смерти).

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс