ГЛИНСКИЙ МИХАИЛ ЛЬВОВИЧ (СК. 1534), ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

ГЛИНСКИЙ Михаил Львович (ск. 1534), государственный деятель, происходил от потомков татарского мурзы Лексада (в Крещении Александра), при вел. кн. Витовте явившегося из Орды в Литву и получившего в удел города Глинск и Полтаву. Михаил Глинский получил образование за границей и долгое время провел в Испании, Италии и при императорском дворе Максимилиана I. Вел. кн. Литовский Александр очень благоволил ему и подчинялся во многом авторитету образованного, талантливого и честолюбивого, возведенного им в звание маршалка дворного Глинского, владения которого охватывали чуть не половину всего Литовского государства. Богатство и влияние князя вызывали в литовских боярах зависть; они боялись, что Михаил Глинский захватит великокняжескую власть после смерти Александра, не имевшего прямых наследников. Вражда особенно обострилась в последние годы жизни вел. князя, отнявшего у пана Ильинича г. Лиду в пользу подручного Г. А. Дрожжи, и вследствие желания Александра всеми путями, даже казнями, избавиться от некоторых неспокойных панов, в чем советчиком ему был Глинский.

Князь приобрел еще большее влияние, одержав блистательную победу над крымскими татарами. После смерти вел. князя в 1506 опасения литовской знати, что Глинский захватит власть и перенесет центр государственной литовской жизни на Русь, не подтвердились. Брат покойного, вел. кн. Сигизмунд, опередил его, прибыв в Вильну, где и был поставлен на великое княжение. Глинский не подвергся открытой опале, но потерял свое влияние. Вскоре у брата Михаила Глинского, Ивана, было отнято киевское воеводство, вместо которого он получил Новогродок, а враги осмелели. Один из них, Ян Заберезский, даже открыто заявлял, что Михаил Глинский — изменник. Напрасно последний требовал следствия и суда по поводу клеветы. Сигизмунд отмалчивался, хотя князь и обращался за посредничеством к венгерскому королю Владиславу.

Глинский удалился в свои имения и сблизился с вел. кн. Московским Василием III. В то время отношение Москвы к Литве было враждебным; побуждаемый обещаниями Василия, Глинский с семьюстами ратниками прибыл под Гродно, возле которого жил Заберезский, ворвался в его имение, убил его и открыто выступил против Сигизмунда, гл. обр. против литовской знати. Военные отношения между Москвой и Литвой обострились, Глинский, взбудоражив Русь, опустошив земли Слуцкие и Копыльские, взял города Туров и Мозырь. На помощь ему двинулись московские полки под предводительством кн. Василия Ивановича Шелячича. Военные операции князей против г. Минска потерпели неудачу, но вскоре прибыла подмога. Войска сосредоточились ок. Орши, но ни Сигизмунд, ни союзники не решились дать сражение (июнь 1508). Сигизмунд удалился в Смоленск, а московские воеводы временно, до нового похода, покинули литовские пределы. Тогда Михаил Глинский с родственниками окончательно переехал в Московское вел. княжество, поступил на службу к Василию III и получил на «проезд» города Малоярославец и Медынь (по другим известиям, Боровск), кроме нескольких сел. Вскоре Сигизмунд и вел. кн. Московский заключили мир. Братья Глинские потеряли свои литовские владения, но не были выданы Василием III Сигизмунду, хотя тот и обещал простить им их неповиновение и измену.

В 1512 военные действия между Литвой и Москвой готовы были возобновиться. Михаил Глинский принимал в этом деятельное участие, разжигая вражду. Раздраженный Сигизмунд повелел схватить вдову Александра Елену и держать ее под стражей; когда же стало известно, что Сигизмунд заключил договор с крымским ханом Менгли-Гиреем, следствием чего явилось нападение двух царевичей, сыновей хана, на Рязанскую землю, война началась. Глинский был назначен одним из воевод большого полка, а когда Смоленск был взят благодаря содействию Михаила Глинского (1514) и вел. кн. Московский вступил в него, Глинский получил в командование отряд, двинувшийся к Орше для обороны Смоленска на случай прихода Сигизмунда. Глинский имел основания надеяться, что Василий III отдаст ему в княжение Смоленск, но вел. князь обещания не исполнил. Надежды Глинского рушились, и он начал тайные переговоры с Сигизмундом, обрадовавшимся такому обороту дел. Глинский решил покинуть московский отряд, ему вверенный, и бежать в Оршу, но был перехвачен случайно узнавшим о замысле кн. Михаилом Голицей (Голицыным), доставлен в Дорогобуж к Василию III, закован и отправлен в Москву. Вскоре московские войска были разбиты под Оршей.

Война продолжалась, однако, еще долго (до 1522), хотя с обеих сторон делались попытки к примирению. Так, в 1517 с этой целью имп. Максимилиан отправил в Москву посольство во главе с Герберштейном. Герберштейн ходатайствовал от имени императора за Глинского, чтобы вел. князь отпустил его на службу к Максимилиану, т. к. он уже довольно наказан заключением. От Василия III последовал ответ, что «Глинский по своим делам заслуживал великого наказания, и мы велели уже его казнить; но он, учась в Италии, по молодости отстал от греческого закона и пристал к римскому, бил челом к митрополиту, чтобы ему опять быть в греческом законе. Митрополит взял его у нас от казни и допытывается, не поневоле ли он приступает к нашей вере; уговаривает его, чтоб подумал хорошенько. Ни в чем другом мы брату нашему не отказали бы, но Глинского нам к нему отпустить нельзя». На дальнейшие ходатайства о Глинском ответа от вел. князя не последовало. В 1526 Василий III женился на племяннице Михаила Глинского Елене. Она выхлопотала дяде освобождение за порукой трех бояр в сумме 15 000 руб.; за этих бояр поручились еще 47 бояр (двойная порука).

В 1530 Михаил Глинский командовал под Казанью конницей; перед смертью Василий III приблизил его к себе. У смертного одра вел. князя Глинские присутствовали как ближайшие родственники. В своем завещании Василий обратился к боярам: «Да приказываю вам Михаила Львовича Глинского, он человек к нам приезжий, но вы не называйте его приезжим, а держите за здешнего уроженца, зане он мне прямой слуга, и были мы все сообща и земское дело, и сына моего берегли и делали за один. А ты бы князь, Михайло Глинский, за моего сына, князя Ивана, и за мою великую княгиню Елену, и за моего сына князя Юрия кровь свою пролил и тело свое на раздробление дал». В правление племянницы Михаил Глинский был в числе правившей верховной думы бояр Шуйских, Оболенских, Бельских, Одоевских, Захарьиных, Морозовых и др. Он вместе с Шигоной Поджогиным сначала играл здесь первую роль, но столкнулся с соперником в лице близкого к Елене человека — И. Ф. Овчины-Оболенского-Телепнева. Борьба с последним и обличения племянницы привели к обвинению Михаила Глинского в том, что он «захотел держать государство вместе с одиномышленником своим М. С. Воронцовым». Он был заключен в тюрьму, где и умер.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс