1611 год — первое ополчение Прокопий Ляпунов

С. БУНТМАН: Знаете, всё взял, кроме вопроса. Вот потрясающе совершенно. Я вам пока призы опишу. Мне вопрос дайте, я всё здесь перехожу из одной передачи в другую, это Сергей Бунтман тут вам жалуется. Я скажу сначала, какой будет у нас приз. Приз большой, и вот я думаю, что и Владислав Дмитриевич Назаров, который здесь у нас оценит этот приз. Это каталог «Пиковая дама. Карты в жизни, и жизнь в картах». Я надеюсь, что это мне…

В. НАЗАРОВ: Каталог католического музея.

С. БУНТМАН: Да, что я… Я очень надеюсь, что конечно, по неверным стопам Германа не все пойдут, получив этот каталог. Хотя опасность, такая…

В. НАЗАРОВ: (Неразборчиво), что всё-таки я Владислав Назаров, и не Иван Назаров. По этому поводу.

С. БУНТМАН: А что такое? А кто сказал?

В. НАЗАРОВ: Ну, вы сказали о карточной игре.

С. БУНТМАН: А, да. Что не Иван Назаров. Ну конечно, да, это-то понятно. Вот, а теперь, вопрос наш: что, по мнению Михаила Булгакова, могло решить пресловутый квартирный вопрос? Что? И не ищите это сами знаете где, а ищите в другом месте у Булгакова. В другом месте. Вот пожалуйста, я вам сразу скажу, чтобы обезопасить себя от очень многих СМС-ок с неверными ответами. +7-985-970-45-45, это телефон для СМС. А вы потом позвоните: 363-36-59, в 14.35, и получите каталог «Пиковая дама. Карты в жизни, жизнь в картах», а за правильный ответ по СМС-кам, «Степные боги». Это книга Андрея Геласимова. Пять экземпляров у нас есть, думайте. А сейчас мы обращаемся к смутному времени, которое я вот говорил Владиславу Дмитриевичу, что я пытался освежить свои знания о нашем герое сегодняшнем, о Прокопии Ляпунове, и вот события 10-11 годов, 1610-11. И главное, что я очередной раз понял, это очень смутное время.

В. НАЗАРОВ: Ну, время действительно очень смутное.

С. БУНТМАН: Все воюют со всеми.

В. НАЗАРОВ: Время в истории России совершенно необычное. То, что было в годы (неразборчиво), особенно его второго периода. То, что случалось, скажем, во второй четверти XV века, в годы династической войны московских Рюриковичей, ни в какое сравнение не идёт с тем социальным катаклизмом, социальным политическим катаклизмом, который случился в России начала XVII века. Это первая гражданская война в истории войны в истории страны.

С. БУНТМАН: Это крах всех связей, такое ощущение.

В. НАЗАРОВ: Ну, слово крах, наверное, будет слишком сильно. Потому, что всё-таки, регенерация состоялась. И регенерация состоялась в том виде, с учётом тех подвижек, которые произошли, но, тем не менее, ориентация была. Было воспроизведено на заключительном этапе смуты, это 1613-1618 год, не надо думать, что смута, гражданская война кончилась с избрания Михаила Романова. Она тогда не кончилась. Так вот, эта регенерация воспроизвела то общество, которое пытались политические верхи регенерировать, после правления Ивана Грозного. Так что, главной конечно предпосылкой самой смуты – это была вторая часть правления Ивана Васильевича IV, это было поражение в Левонской войне, это были те нарастающие признаки системного кризиса в стране и в обществе, которые были усугублены массовым, невиданным опять-таки ранее голодом 1601-1604 годов. Но мы сегодня будем говорить не вообще, о (неразборчиво), а мы будем говорить…

С. БУНТМАН: Да, у нас будет возможность поговорить, потому, что очень важно здесь посмотреть и собственно смуту, и выход из смуты, и с чем вышли. Вышли с новой обновлённой ли страной, обновлённой ли чем, какие связи завязались, но это для каких-то последующих, и более может быть общих передач, или основанных на других фактах, и других историях. Сегодня, история у нас и первого ополчения.

В. НАЗАРОВ: Ну, одного героя, и главного дела его, которое он успел сделать до того, как он был убит. Значит, героя нашего зовут Прокопий Петрович Ляпунов. И значит, первое, что надо видимо сказать, до того, как расскажем его биографию, это то, в какие рамки его следует вписать. Вот что такое, политический класс России, скажем, в нормальном состоянии России XVI века? Политический класс – это боярская дума, которая могла варьировать от 10-12, до 30 с лишним, 40 человек. Это бояре, акордничьи, думные бояре.

С. БУНТМАН: То есть, самая верхушка политическая?

В. НАЗАРОВ: Да. Это самый верхний слой политического класса. Политический класс – это так называемые московские чины государева двора. Государев двор – это такой социальный институт, который вбирал в себя верхи, первостатейную и второстепенную российскую знать, титулованную и не титулованную, и в своём генеалогическом составе, в своём численном составе, он сложился где-то к концу XV века. Ну, может быть, конец XV, первая треть XVI века. И поле политической борьбы, политическое пространство этого периода, это не борьба за власть в прямом смысле слова. Потому, что ни в XV, не в XVI веке права московских Рюриковичей, по прямой не сходящей линии на московский трон, никогда не подвергались сомнению. Малолетний Иван Васильевич IV, по историографии IV, он четвёртым в источниках не именовался. Вступив на престол в трёхлетнем возрасте, не потерял его. Казалось бы, были все условия, если бы речь шла именно о таких возможных политических устремлений. А что мы имеем в смуту? А в смуту мы имеем 15 лет прямой борьбы за московский трон, за верховную власть в стране. Если отшелушить какие-то конкретные проявления, то боролись, собственно говоря, два принципа воспроизводства этой верховной власти. С одной стороны, наследственный принцип.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Он реализовывался в череде самозванцев. Фигур – самозванцев, поскольку они…

С. БУНТМАН: Вот это очень любопытно вот смотрите, наследственный принцип, и его утверждают, и это правильно, именно самозванцами.

В. НАЗАРОВ: Конечно.

С. БУНТМАН: Потому, что они свою легитимность считают по крови, по наследству.

В. НАЗАРОВ: Естественно. Они являются представителями законной правящей династии. Второй принцип – это выборный, договорный, который вступил в силу с 1598 года, с избранием царя, Бориса Фёдоровича Годунова, и в том, или ином виде реализовывался в 1606 году при избрании Василия Шуйского, сейчас не вопрос, как его избирали, и кто его избирал.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: А в августе 1610 года, когда заключался договор об избрании Владислава королевича, и наконец, в 1613 году, когда был избран Михаил Романов. Это борьба за верховную власть. Теперь, а кто боролся? Кто был субъектами этой политической борьбы? Вот о XVI веке мы сказали. Значит, самая верхушка Российской аристократии, плюс так называемые, московские чины государева двора. Это кто такие? Это стольники, это московские дворяне, это представители тех же родов и фамилий, по тем или иным причинам. Политическим, возрастным, генеалогического старшинства, не попадавшие в думные чины, и остававшиеся ну, пока они были молоды – в стольниках, когда они входили в определённый возраст, они попадали в московских дворян. Вот это были субъекты политической борьбы. Рядовое, служивое дворянство, так называемое городовое. Было оно субъектом политической борьбы? Нет, не было на протяжении всего XVI века, мы сможем лишь отметить некие полости формы давления этого служивого дворянства. Но в конце Левонской войны, когда оно в массовом порядке не являлось на военную службу. В 40-е годы отдельные выступления мы можем пять-таки причинить тяжесть этой военной службы. Мы можем зафиксировать реформы избранной рады. В значительной мере что ли, под давлением опять-таки, служивого дворянства и удовлетворяли его, прежде всего материальные, ну а во-вторых, и социальные его требования. Ну, опять-таки, каких либо организационных форм выступления этого дворянства, XVI век не знал. Как было организовано это уездное дворянство? Были так называемые, городовые корпорации. Служили дворяне городом. Посылались дворяне Ростова, Ростовского уезда, естественно. Ярославля, Москвы, и других городов, на военную службу в поход, или гарнизонную военную службу. Они несли ежегодно, с той или иной продолжительностью, в зависимости от ситуации. Что мы имеем в смуту? В смуту мы имеем массовый выход на арену политической военной борьбы, именно этих слоёв. Были к этому подготовлены сами институты организации этого провинциального дворянства? В значительной степени, нет. Слишком разнились они с точки зрения численности, материальной обеспеченности. Наиболее многочисленным были дворянства новгородские, великого Новгорода, смоленское и рязанское.

С. БУНТМАН: Вот рязанское, обратите внимание.

В. НАЗАРОВ: Да, их больше от 600 до 700 человек, числилось в этой корпорации. Посмотрим теперь, а вот кто такой Ляпунов в этой среде рязанского дворянства? Да никто, в общем, и целом-то. Очень такой, средний род. Его папа, вместе со старшим братом, записан в дворовую тетрадь. Вообще-то, их фамилии были Ильины. Ильиных было масса фамилий, ну, по крайней мете, от 3 до 5, в разных регионах России давали разные рода. Ну вот Горязные, это из Ильиных, только ростовских. Ильины были в Коломне, Кашире, Ильины были Рязанские. Но отец Петра и Ева Ляпуновых, имел прозвище Ляпун. И для того, чтобы отличить от себя от других Ильиных, по-видимому, в середине века, они закрепили за собой фамилию Ляпуновых. Вот у Петра Ляпунова, который кончил жизнь свою где-то в конце 80-х годов XVI века, в крайне невысокой должности осадного воеводы города Данкова, очень небольшой пограничной крепости, было 5 сыновей. И опять-таки, ничто не предвещало не в 70-е, не в 80-е, не в 90-е годы, такую карьеру, какая случилась у Прокопия Ляпунова. Самый старший брат – Александр, имел ну, скажем так, ниже среднего уровня, поместный оклад. 154-й, это примерно 200 гектар. Не густо, если считать, что вооруженный один человек выставлялся со 104.

С. БУНТМАН: Ну, вы говорите, никаких шансов, это если спокойное время.

В. НАЗАРОВ: Совершенно верно.

С. БУНТМАН: Если один существует, будем говорить…

В. НАЗАРОВ: Ну, был один шанс. Дело в том, что был один шанс, что Ляпуновы к концу века пошли достаточно дружно наверх. Вот в одном документе, чтобы не утомлять слушателей, не буду говорить об особенностях такого учёта, но вот одном документе мы знаем, была такая группа, выборные дворяне. Это тоже были члены государева двора, которые появлялись в Москве периодически. И несли придворную, или иную какую-то, но не редко именную, вот, что важно. То есть, именное назначение они могли получить то, или другое, при дворе. Так вот, в 1602-03году, ну, в 1603 считайте, выборных дворянах по Рязани, числится 4 брата, кроме вот старшего. Григорий, Прокопий, Захар и Степан. Григорий обладал высшим поместным окладом, 600 четвертей, Прокопий обладал вторым. Ну, он не один таким окладом имел. Но о чём это говорит? Что Ляпуновы подошли к верхушке этой провинциальной городовой корпорации. Не имея в своём происхождении никаких особенных заслуг, или генеалогического старшинства. По сравнению, скажем, с рязанцами, Веродеревскими, Измайловыми, Кабиковыми, которые были боярами у рязанских и Пронских великих князей, в XV веке, они были люди малопородные.

С. БУНТМАН: Ну, вот смотрите, мы здесь я напоминаю, что Владислав Назаров, и мы говорим о Прокопии Ляпунове, мы видим вот к самому смутному времени, всё-таки, очень серьёзное, вот в тех нормальных условиях, очень серьёзная динамика возвышения, так скажем.

В. НАЗАРОВ: Бесспорно. И эта динамика началась с первого этапа смуты, с события 1605 года. Финальная часть борьбы Лжедимитрия I, и уже не Бориса Годунова, его сына Фёдора, когда умер Борис Годунов, в начале апреля 1605 года, то соответственно, прыть армии, которая стояла под Кромами, и осаждала сторонников самозванца. Часть этой армии, и в том числе рязанской корпорации целиком, отказалась присягать Фёдору Борисовичу Годунову, и сумела договориться, и присягнула царю Дмитрию Ивановичу. Позднейшие источники приписали активную роль в этих событиях именно Прокопию Петровичу. Это сомнительно.

С. БУНТМАН: Но это постфактум, да?

В. НАЗАРОВ: постфактум.

С. БУНТМАН: Когда он стал известным человеком.

В. НАЗАРОВ: Совершенно верно. Тогда, когда он был у всех на слуху, когда о нём писали и так, и сяк, когда его имя вспоминалось почти по любому поводу, особенно, если этот повод был как бы, мог быть ему поставлен хотя бы слегка в вину, вот предписали ему. Но что несомненно, что в том же при самозванце рязанце, были отличимы, и в новый список государева двора, который был пересмотрен при царе Дмитрии Ивановиче, значительная часть, более десятка рязанских выборных дворян, были включены в перечень московских дворян. А Артемий Измайлов, стал думным дворянином, ещё во время похода самозванца на Москву. И опять-таки, что показательно, Прокопий Петрович не попал в этот список московских дворян. Кабиковы, Ржевские, Дмитриевы, Измайловы, они там присутствуют.

С. БУНТМАН: Ну, это могучие тамошние фигуры.

В. НАЗАРОВ: Да. Это те, которые двумя годами позднее будут говорить… Не двумя, тремя-четырьмя годами позднее, и позднее ещё, они будут говорить, что они недруги Прокопию Петровичу, и от него пострадали. Кого значит, якобы, от какого-то родственника, по его приказу убили, у кого было отнято поместье, кто боялся взять документ, на владение своим двором Зарайским, потому, что знал, что Прокопий Ляпунов ему недруг, и он ему не позволит забрать этот двор. Ну, и так далее.

С. БУНТМАН: Вот важно будет нам узнать сегодня, почему вот так вот притчей во языцех стал Прокопий Ляпунов для них.

В. НАЗАРОВ: Да нет, это не причина, это так сказать, нормальное течение как бы событий.

С. БУНТМАН: Нет, все ссылаются, а вот, ну ведь посмотрите, сколько вертится у его как раз, и у тех же самых рязанцев. И вот когда говорят, вот там присягали, это всё Ляпунов организовал. Всё на него, то, что сказали бы нынешним языком, массу вещей на него вешали.

В. НАЗАРОВ: Ну, вешали на него и позитивные, поэтому, вот сейчас мы до этого и дойдём. Что случилось после воцарения Василия Шуйского? Юг почти автоматически, и дружно, не присягнул новому царю. Началось восстание Болотникова. Социальное движение крайне сложное по своему составу, по изначальным посылам, и так далее. Вот здесь уже, Прокопий Петрович вышел на первые роли, опять-таки, пока в региональном масштабе. Армия во главе с Пашковым, которая шла от Ельца. Всего армий повстанческих было две, вторая шла из под Кром в Болотниковым. Дошла до Рязани, там было общее собрание. И на собрании представителей всех групп, вошедших в эту рать, были выбраны главный предводитель Пашков Истома, и наряду с ним два, Григорий Сумбулов, и Прокопий Ляпунов, представляли как бы рязанское сообщество дворян. Выработки самого плана борьбы, несомненно, Ляпунов играл если не решающую, то важную роль. Был выбран поход через Коломну на Москву, и осада Москвы. Эта рать одержала блестящую победу под селом Троицким в конце октября, и уже 1 ноября, приступила к блокаде Москвы. Четырьмя днями позднее, подошла рать Болотникова. Если рать Пашкова и Ляпунова была в значительной степени дворянской, с разбавкой служил и казаками, стрельцами, и прочими воинскими же людьми, то рать Болотникова, в немалой мере была пополнена за счёт вольных казаков, за счёт представителей оброчных крестьян северских уездов, северской Украины тогда российской. В общем, социальных низов. Началось противоборство главенствующих лиц, Болотников в итоге вытеснил из села Коломенкова и Пашкова, и остальных. Одним из результатов этой внутренней борьбы в руководстве повстанцев, стала измена, как говорили в стану Болотникова, или наоборот отъезд к прямому царю, как говорили в Москве, большей части рязанцев во главе с Сумбуловым, и Ляпуновым. Это случилось 15 ноября.

С. БУНТМАН: Мы здесь остановимся, на 5 минут прервёмся, послушаем новости и рекламу, вы ответите на вопрос, и мы до конца часа продолжим рассказ о Прокопии Ляпунове.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Смутное время, мы возвращаемся с Владиславом Назаровым к Прокопию Ляпунову.

В. НАЗАРОВ: Да. И я думаю, мы закончим быстренько второй этап его жизни, там, где он проэволюционировал от одного из лидеров регионального масштаба, в лидеры дворянства страны, в общенациональном масштабе. Что для этого сделал он сам, прежде всего? Он отличился в декабрьских боях после того, как он восстанавливал порядок на рязанщине, по наказу естественно, царя Василия Шуйского. И при всех сменах воевод на Рязани, городовых, или полковых воевод, которые там бывали, начиная с 1607 года, и кончая 1609, реальной властью обладал именно Прокопий Петрович Ляпунов. Не смотря на формальное старшинство всех этих лиц. Он отличился на войне, он отличился на заключительном этапе восстания Болотникова. И получал неоднократно награды от царя. Единственной крупной наградой, которая была тогда для воинов, это были золотые, того или иного размера, монеты. Это были своеобразные ордена, и знаки отличия, вручавшиеся тем, кто отличился в тех или других сражениях. Он отличился в сражении на Восьме, в начале июня, когда вопрос стоял очень остро.

С. БУНТМАН: Сразу год вот здесь…

В. НАЗАРОВ: 1607 год.

С. БУНТМАН: Это всё 1607 год.

В. НАЗАРОВ: Он отличился в рейдах при осаде Тулы, он во главе отрядов занимался тем, что приводил под руку Василия Шуйского более южные пограничные крепости, и действуя в отрыве от основной, от главной царской армии, он был в этом смысле весьма и весьма успешен. Именно тогда, он получил чин думного дворянина. Заоблачное звание для человека такого зауряднейшего происхождения. И до осени 1607 года, не слишком богатая карьера. Служилый, или любой иной. Придворной карьеры у Прокопия Петровича практически не было. И вот здесь он принимает одно принципиально важное решение, но мы не можем сказать, как он его принял, и насколько осознанно он его принял. Но он оказался от московской карьеры. От карьеры, непосредственно при дворе царя Василия Шуйского.

С. БУНТМАН: Трудно сказать, почему, но он был прозорлив.

В. НАЗАРОВ: Я думаю, что он перед собой уже поставил определённые цели, и первая цель, как у политика, которая… Он видимо политиком был от природы. Первая цель – это было создание опоры тех или других своих целей, и задач, намерений и планов на месте. И он этой цели достиг. За два года он превратился в безусловного лидера рязанской служилой дворянской корпорации, и в основном, рязанского края. Но почему в основном? Потому, что южные части рязанской земли, они более ли менее, периодически отпадали под власть Лжедимитрия II, военная борьба там под Пронском Михайловым, она была более ли менее таким обыденным явлением. Опять-таки, более ли менее, потому, что происходили восстания крестьян, которые прерывали снабжение хлебом. И так далее.

С. БУНТМАН: Ну понятно да. То есть, здесь был такой вот…

В. НАЗАРОВ: Вполне целенаправленно он вёл политику к тому, что какие-либо серьёзные конкуренты на этом поле с рязанского края, исчезли. Это те же Кабиковы, те же Ржевские, Измайловы, Дмитриевы, князья Щетинины, и так далее. Их не было. У него не было конкурентов в рязанщине.

С. БУНТМАН: Это ведь объективно получалось?

В. НАЗАРОВ: Это получалось и объективно, но я думаю, что он к этому прикладывал и субъективно свои действия в той или в другой ситуации.

С. БУНТМАН: Ну, в общем, в такой обстановке, одними интригами ничего не добьёшься.

В. НАЗАРОВ: Нет, конечно. Здесь не было скорее интриг, как таковых. Ну, вот скажем, Ржевский в массовом порядке, в марте 608 года, в Москве уже, из Москвы, отъехали в Тушино. Был такой массовый отъезд, весной 1608 года. Ну, вот там целый ряд каких-то тех или других сопутствующих моментов.

С. БУНТМАН: А здесь, он себя ощущал лидером.

В. НАЗАРОВ: Бесспорно. И более того, он ощущал себя лидером не только местного масштаба, и для этого, он умел находить, удовлетворять важные интересы местного же дворянства. Они в частности заключались в том, чтобы установить контроль над южными районами рязанщины, где у значительной части этих рязанских дворян служилых, были те или другие части своих владений, поместий. Это первое. Второе – в своей политике, в августе же 1611 года, когда он только что был убит вскоре после этого, на него написали огромную челобитную, уже на мёртвого Ляпунова. Жители Чёрной слободы Переславля рязанского, то есть, Рязани, вот обвиняя в разного рода притеснениях и несправедливостях, которые он чинил. Но они наверняка имели место быть, вопрос в другом. Какие это были несправедливости, и во имя чего. Все эти несправедливости, налоговые, разного рода повинности, поставка на двора посадских людей, рязанских дворян, и их семей, поскольку на селе эта ситуация была непредсказуемая. Они все диктовались материальными социальными интересами, рязанских дворян. Именно, за этот счёт тяжело вкладывались горожане.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Именно за счёт монастырских и церковных крестьян, которые опять-таки обкладывались достаточно тяжело, были льготы. Поместным крестьянам, были льготы самим помещикам. Именно это обеспечило ему безусловную поддержку рязанских дворян. Ещё один момент, военная служба. Вопреки обычному порядку, когда назначение того или другого отряда по приказу из Москвы шло автоматически, в данном случае, такого автоматизма не было. Очень показателен такой случай, когда в конце уже 609 года, а чуть ранее был более ранний запрос, Василий Шуйский затребовал от 400-т до 500-т человек на службы для походов в Москву, ну, тушинский лагерь уже распадался. Так вместо 400 – 500, в Москву было отправлено 150 рязанских дворян. И гневное письмо по тому поводу, что вот мол что же вы так мало прислали, и необходимо, чтобы вы срочно и причём добрая служба, а не невесть каких, и чтобы вы прислали в Москву ещё 350, пошло. Этих 350-ти скорее всего, опять-таки не было. Опять-таки потому, что у него в этот момент были другие представления, но и главное, что в конце декабря 1609 года, после достаточно напряженного в служебном плане года, он вовсе не желал подрывать возможности материальные, своих местных и рязанских дворян. Ещё одно обстоятельство, о котором нельзя не сказать, это то, что он тогда уже начал выполнять некие общенациональные функции в борьбе Шуйского с Лжедимитрием II, его позиция была твёрдой. Он был верным сторонником царя Василия.

С. БУНТМАН: Шуйский?

В. НАЗАРОВ: Да, Шуйский. Но вовсе не потому, что он к нему прикипел душой, или видел в нём. А просто потому, что в самом движении самозванца, были… Он видел ряд опасных явлений, опасных для себя лично, опасных для своей корпорации, и так, как он видимо полагал больше в том плане, для страны. И в этот момент, он стал выполнять, уже начиная с 1607 года ну скажем, сложение с Крымом. Из Москвы практически шли через Ляпунова. К нему присылались грамоты, которые он затем отправлял в Крым, и более того, для него специально грамотой написано татарским письмом, переводились на русский язык, чтобы он мог ознакомиться с содержанием тех грамот, которые царь Василий отправлял крымскому хану.

С. БУНТМАН: То есть, ключевой пункт.

В. НАЗАРОВ: Начинает выполнять ключевой пункт. Через него шло сношение с Касимовским царём, который опять-таки, достаточно рано переходил на сторону самозванца. Вот есть один очень выразительный документ, отниму полминуты, но не могу прочитать. 24 ноября со своего стана, с Волоколамской дороги, царь, получив грамоту от Прокопия Ляпунова о том, что он вот послал грамоту Касимовскому царю, с предложением служить именно царю правильному, царю в Москве, значит, хвалит его. Как он его хвалит? «И ты-то делаешь по своему природному, разумному и храброму обычаю, памятуя Бога, и веру христианскую. И свою душу, и дородство. Нам, и всему православному христианству, делаешь, как истинный воевода христов. И собиратель, и поборатель по истине, работы твоей, и добродеяния к нам, числа нет».

С. БУНТМАН: Да, пышно.

В. НАЗАРОВ: Это 24 ноября 1607 года. Четырьмя днями раньше, он опять-таки получил грамоту вместе с сыном Владимиром, там была масса награждений, опять-таки, восхвалялось его дородство, и великая служба самому царю, и в заключении добавлялось, а как оже даст Бог, видеть наши очи, ты получишь ещё аргамаков в полном наряде. Ведь очи, государь, он увидел. Он был видимо на свадебных торжествах, в январе 1608 года. И 2 февраля, в Москве, сказывало окольничество Артемию Измайлову. Значит, в Москве он был? И это был период, когда ситуация была вроде бы целиком в пользу Василия Шуйского. Движение самозванца второго, только-только начавшееся летом 67-го года, было фактически задавлено. Никто не предвещал события Болховского поражения правительственных войск, которые случится двумя с половиной месяцами позднее. Ну ты, думный дворянин, тебе место сидеть в Боярской думе, заседать. Ты видишь очи царя, ты награждён. Нет, уезжает назад, оставляет сына в Москве, в качестве своеобразного заложника. В Шуйском он разочаровался, к концу 1609года в его способностях. И очень был выразительный эпизод, когда он прислал в Александрову слободу князю Михаилу Скопину, Шуйскому, молодому воеводе, ушедшему освобождать Москву, здравствовал его на царствие. Этот эпизод вызвал скандал политический. И в Слободе, и в Москве, и в Рязани. Но тронуть Ляпунова царь опасался, и вполне справедливо. Самое активное участие в свержении Шуйского после катастрофического поражения в Клушинском сражении, принял Захар Ляпунов. Младший брат Прокопия, и несомненно, так сказать, по его приказу, он принял участие и в свержении Шуйского, он принял участие в насильственном постриге Шуйского, и через него осуществлялась связь с князем Василием Голицыным, который тогда рассматривался, как один из претендентов на трон. Ситуация резко поменялась, когда под Москвой оказалось войско Желтевского. В августе, вот августовский договор об избрании Владислава, Ляпунов принял, и более того…

С. БУНТМАН: Августовский принял, да?

В. НАЗАРОВ: Принял, и более того, он привёл не только рязанщину, но и ряд соседних городов, под его давлением военным и политическим, присягали, и целовали креслу Владиславу. Более того, несомненно, он специально направил в составе великого посольства, свиты великих послов. Там были выборные дворяне от городов. Захар Ляпунов был в составе этих дворян. И доносил, конечно, ему всё то, что происходило там. Ситуация поменялась решительным образом, к концу декабря 1610 года. С одной стороны, убийство самозванца, в Калуге, второго соответственно, нет больше реального претендента на власть противопоставленного кому либо, и чему либо. Во-вторых, абсолютно стало ясным, что король не собирается присылать быстро своего сына в Москву. В декабре, под Смоленском, шла массовая раздача чинов, земель, чего угодно. В Москве, фактически правила не дума, а правил Гансевский.
С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: И ряд приближённых к нему дьяков, присланных же из-под Смоленска. В конце декабря, Ляпунов отправляет довольно суровое письмо московским боярам, в котором требует точно назвать дату приезда королевича, иначе грозит, что он выйдет из подчинения боярскому правительству…

С. БУНТМАН: Почему так нужно было быстро прислать Владислава?

В. НАЗАРОВ: Ну, потому, что в нём был неурегулированный ряд вопросов по августовскому договору. Король настаивал на том, что Смоленск должен отойти (неразборчиво). В наказе послам, был жесткий пункт о том, что никакого пересмотра границ быть не может. Точно так же, в наказе послам был жесткий пункт о том, что королевич должен перейти в православие. Это было не столько конфессиональное, сколько политическое требование, которое гарантировало сохранению власти московского политического класса. И, кстати говоря, более умеренная партия польских политиков, во главе с Желтевским, сближалось с этой позицией. Она стояла не на стороне королевской партии, королевского ближайшего окружения. Ну, как бы то ни было, поскольку ответ был отрицательный, то в январе Прокопий Ляпунов приступает реально к организации первого ополчения, и именно тогда при нём, возникает формула, совет всей земли. Как обозначение института сословного представительства, в его представлении, прежде всего всех воинских сословных групп, и служила слоёв московского государства. Вот в этом, очень важный момент, который будет отличать Липуновское первое ополчение от второго. И более того, эта формула не только идёт с перепиской городов по инициативе Ляпунова, начиная с конца января 1611 года. Эта формула, она потом, как бы распространяется второй волной, по всем городам в переписке Нижнего Новгорода с Казанью, Нижнего Новгорода с Вологдой, с Ярославлем, и так далее. Вот эта могучая переписка информационной своеобразной сети.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Увы, не компьютерной, но, тем не менее, действовавшей вполне эффективно.

С. БУНТМАН: Да, Владислав Дмитриевич производит потрясающее впечатление , вот эта плотность обменов какой-то…

В. НАЗАРОВ: И быстрота при тех способах коммуникации.

С. БУНТМАН: Да, это совершенно поразительное вот здесь получилось.

В. НАЗАРОВ: В общем, в марте он оправился собранный ратью в Москву, и уже 4 марта, на второй день после выхода из Коломны. Он выдаёт вполне заурядную обычную грамоту, на поместье одному помещику, и выдаёт её от имени бояр российского государства, которые не были поименованы. И думного дворянина, Прокопия Петровича Ляпунова, и по совету всей земли. И вот с тех пор, административная судебная практика, на протяжении марта, апреля, мая, июня, июля, идёт по такой формуле. Только в конце мая, к Прокопию Ляпунову, думному дворянину, присоединяется два боярина. Заруцкий, и Трубицкой Дмитрий. Это после 22 мая. Но, тем не менее, все эти грамоты, когда мы имеем подлинники, вплоть до его смерти. И даже ещё одна грамота после смерти, скрепляется его личной печатью.

С. БУНТМАН: Какой-то русский Кромвель, вообще-то.

В. НАЗАРОВ: В некотором роде.

С. БУНТМАН: В некотором роде. При всех (неразборчиво) аналогий, но есть что-то в этом.

В. НАЗАРОВ: Значит, следующая коротко, какие-то вежи оставшейся его биографии. Он не успел в к восстанию Москвичей, 19-20 марта. Его передовой отряд был отброшен, подошедшими силами из Можайска, блокировали Москву, в течение апреля, польский горнизон был вытеснен из границ белого города. Вот внешнее, по бульварному кольцу, се крепостные учреждения. Заняли разные отряды из примерно, 15-ти городов, 15-17 городов Российского государства. Он завязал сношение с Новгородом, послал туда близкого себе, Стольника Василия Ивановича, Вот Урлина, для того, чтобы Новгород поучаствовал о общем деле, и потому от веет из Новгорода пришёл, но потом вернулся, после убийства самого Прокопия Лапунова. Принципиально поменялись политические цели. Если до восстания в Москве, Прокопий Ляпунов не исключал возможности воцарения Владислава, они шли высвобождать Москву от бояр, изменников и литовцев, засевших в московском кремле, они хотели выставить за пределы границы Москвы, России, польско-литовские отряды, но отказываться целиком от августовского договора, не в феврале, не в начале марта, он ещё не предполагал. В апреле ситуация кардинальным образом изменилась. Помимо пунктов о том, чтобы королю не служить, и креста ему не целовать, в отличии от королевича, как это было до 19 марта, был уже пункт о том, что не целовать королевичу, не служить, и избирать своего царя из своей среды, на совете всей земли. И именно он, реально, на протяжении мая-июня, занимался в наибольшей степени всей управленческой и военной, и финансовой. Но естественно, не сам лично, а с помощью того или другого приказного аппарата, который позволял как-то действовать первому ополчению, и на первых порах достаточно удачно. А 30 июня был принят приговор, очень важный документ в истории страны, и вообще, политической мысли страны, поразившей материальные, социальные, и политические притязания боярства. Совет всей земли был главным органом, который осуществлял не только как бы мы сейчас сказали, законодательную, но и исполнительную власть. Он делегировал значительную часть функций правительства, в лице этих трёх правящих бояр, двух бояр, и думного дворянина. Но тем не менее, они оставались подконтрольными, и могли быть перевыбраны советом всей земли.

С. БУНТМАН: Формула интересная, надо обратить внимание.

В. НАЗАРОВ: Ну, у него был просчёт, и мы сейчас кончим на этом. Кончил он печально, трижды казаки вызывали его на свой казачий круг, для разбора конфликтных ситуаций. Дело в том, что вот эти казаки, пришедшие в основном в составе раты Заруцкого, привыкли к собственному сбору средств, и продовольствия. Ляпунов в первую очередь, пытался здесь установить определённый порядок, и наладить всё снабжение, и денежное довольствие через центральные органы ополчения. В итоге, на третьем кругу, хотя ему дали личное заверение в неприкосновенности, он по фальшивому, подложному письму, якобы о сношениях с поляками в кремле был убит. Причём, его личный враг Ржевский, выступил в его защиту, и тоже был убит на этом казачьем кругу. Его тело 3 дня пролежало не захороненным, как потом бояре едко писали в Ярославль, что вот на съеденье собакам 2-3 дня лежало его тело. Сын Владимира затем отвёз его в Троице-Сергиев монастырь, и похоронил. Его убийство, в определённом смысле было символическим. Оно показало в значительной мере, организационную слабость, и политическую аморфность служилого дворянства.

С. БУНТМАН: Увы. Владислав Назаров, программа «Не так», совместно с журналом «Знание и сила».

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс