Земледельцы и рабы в Московии

Я. Рейтенфельс

Деревенские жители в Московии называются кре­стьянами, или черным, или лесным людом, ведут, хотя и самый простой образ жизни, но далеко не самый счастливый, ибо, являя собою наружно, в пище, одеж­де и ежедневных трудах, как бы образец простоты золотого века, они, до настоящего времени, при этом находятся в глубочайшем невежестве относительно Бо­жественного Откровения, и нравы их до того грубы, что нет возможности вполне достойно оплакать их. […] Будучи обречены на тяжкую работу и прикрепощены к земле, эти люди безнаказанно оскверняют праздничные дни, благодаря снисхождению законов, работою на самих себя, дабы не пропасть, так как в течение всей недели они обязаны в поте лица трудиться на своих господ. Тяжелыми податями они до­ведены до такой бедности, что ничего не имеют кро­ме кое-какой изорванной одежды и коровы с подой­ником. Мужчины, по большей части, работают летом в поле на быках, хотя, местами, вследствие мягкой по­чвы, они пашут плугами в одну лишь лошадь, но, во время жатвы и сенокоса, женщины трудятся в полях гораздо более, нежели мужчины. Зимою же обыкно­венно они занимаются рубкою леса, плетением обуви из липовой коры и рыбною ловлею, а иногда бывают вынуждены, за неимением каких бы то ни было средств, таскаться толпами по городам и просить ми­лостыни. Вследствие дороговизны хлеба, чрезмерного постоянного холода, и голода, это, конечно, случается чуть не из года в год. А иногда они прокармливаются и дома крайне скудною пищею. В Перми, Самоедии и других, с ними соседних, областях, они и по сю пору, ни разу не пробовали даже хлеба, а питаются рыбою, сушеною на солнце и, не лишенным вкуса корнем багуна, или же сырым мясом диких зверей и кобыль­им молоком. Во всей остальной Московии голод уто­ляют хлебом пшеничным, ржаным, бобами с чесноком, а жажду — водою, в которой заквашена мука или свежезачерпнутой из колодца, или из реки. При та­ком-то скудном питании, они жадно, как никто другой, пьют водку, считая ее нектаром, средством для согрева­ния и лекарством от всех болезней. […] Кроме земле­дельцев, в Московии есть также и рабы — редкое и несправедливое явление между христианами — из кото­рых некоторые несут рабское иго до самой смерти, а некоторые — в течение известного срока. Дело в том, что многие добровольно продают самих себя в рабст­во, многие делаются таковыми или из-за долгов, или по какой-либо другой причине. Мало того, отцы име­ют право, полное и законное, продавать своих сыно­вей четыре раза на известный срок, а мужья — жен (это называется кабалою), причем сыновья освобожда­ются из под родительской власти и становятся сами полноправными лишь после четвертой продажи. Но вышепомянутые и многие иные, будучи отпущены на волю, по заявлению их владельца или другим каким-либо способом, снова отдают себя во власть новых господ, так что, переходя постоянно из одной рабской зависимости в другую, не становятся свободными никогда. Таким образом, у знатных и несколько зажи­точных людей кормятся по домам целые полчища ра­бов обоего пола, у коих нарождаются дети, имеющие быть также под властью хозяина; они служат посыль­ными, управляющими, надсмотрщиками за работами всякого рода. Они же поочередно караулят, в то вре­мя, когда господа их крепко спят, извещают ударами дубины, который час ночи, и высматривают с домовых вышек, нет ли где пожара. Кормят же их обыкновен­но пищею, до того гнусною, что в издевательство о них говорят, что они питаются похлебкою из яичных скорлуп. Если же они, в свою очередь, позволят себе что-либо дурное, то их господа, с разрешения закона, могут назначить им какой угодно род наказания, за исключением только смертной казни.

Сказания светлейшему герцогу Тосканско­му Козьме Третьему о Московии. М., 1905. С.137-139.

Миниатюра: Так, по мнению художника А.М. Васнецова, выглядели первичные поселки земледельцев на Руси.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс