Влияние пассивной добродетели на экономическую деятельность

Н. Чернышевский

Крепостное право было одним из учреждений, ослаблявших народную энергию. Но не одному ему надобно приписывать страшный упадок ее. Крепостное право было только одним из множества эле­ментов, имеющих такое же влияние на силу нации. Мы не хотим те­перь перечислять всех этих вредных учреждений: для нашей цели довольно будет обратить внимание только на результат их. Русский народ живет или, лучше сказать, прозябает или дремлет в тяжелой летаргии, немного отличающейся от расположения духа, владыче­ствующего над азиатцами. Апатия у нас изумительная; она так по­разительна, что многие называют нас народом ленивым. Мы не знаем, существуют ли на свете ленивые народы. <…> Мы заметим только, что в нашем климате леность никак не может находить себе места, если б и могла принадлежать каким-нибудь другим племе­нам, живущим под полюсами или под тропиками. Смешно гово­рить о наклонности к лени в человеке, который в пять или шесть месяцев должен запастись средствами к жизни на целый год; но между тем не подлежит сомнению, что мы работаем хуже, нежели, например, англичане и немцы. Это оттого, что энергия труда подавлена в нас вместе со всякою другою энергией.

Исторические обстоятельства развили в нас добродетели чис­то пассивные, как, например, долготерпение, переносливость к лишениям (обидам) и всяким невзгодам. В сентиментальном отношении эти качества могут быть очень хороши, и нет сомнения, что они очень удобны для людей, пользующихся ими к своей выгоде; но для развития экономической деятельности пассивные добродетели никуда не годятся. Как вы хотите, чтобы оказывал энергию в производстве человек, который приучен не оказывать энергии в защите своей личности от притеснений? Привычка не может быть ограничиваема какими-нибудь частными сферами: она охватывает все стороны жизни. Нельзя выдрессировать чело­века так, чтобы он умел, например, быть энергичным на ниве и безответным в приказной избе тем, чтобы почесывать себе заты­лок и переминаться с ноги на ногу. Он будет таким же вахлаком и за сохою.

Впрочем, об этом предмете можно было бы наговорить слишком много, если бы в самом деле нуждалась в доказательствах мысль, что энергия в русском человеке подавлена обстоятельствами, сде­лавшими из него какого-то аскета. Возвратимся лучше к той, более отрадной стороне его жизни, которая показывает, что по природе своей он вовсе не предназначен быть апатичным. Когда пробужда­ется в нем усердие к делу, он обнаруживает чрезвычайно замеча­тельную неутомимость и живость в работе. Но для этого бывает нужно ему увидеть себя самостоятельным, почувствовать себя осво­божденным от стеснений и опек, которыми он вообще бывает по­давлен.

Суеверие и правила логики. 1859 // Полн. собр. соч. в 15 т. М., 1950. Т. 5. С. 694-695.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс