Версии о поджоге Москвы в 1812 году

С. Мельгунов

[…] французы неповинны в пожаре. Им не могла при­надлежать инициатива уже потому, что «глупо было бы допустить, — как выражался Рунич, — что французы подожгли город, в котором они нашли в изобилии все, что было необходимо для их существования» […].

[…] первыми поджигателями-грабителями явились не французы, а русские. Полупьяная толпа, взвинченная прокламациями Ростопчина, растерзав Верещагина, на­правляется в то же время в Кремль и там с оружием в руках встречает неприятеля. Этой толпой, начавшей поджоги, руководили, конечно, не только корыстные цели, здесь сыграло роль и чувство инстинктивного са­мосохранения.

И кто бы ни поджег Москву (сознательно или бес­сознательно) — все равно не приходится удовольство­ваться, что полудеревянная Москва при стоявшей засу­хе, при отсутствии средств для тушения пожара (пожар­ные трубы были вывезены по распоряжению Ростопчи­на), при полной дезорганизации, начавшейся еще за три дня до вступления французов, могла сгореть в несколько дней.

Кто сжег Москву? // В кн.: Отечественная война и русское общество. В 7 т. М., 1912. Т. 4. С. 163, 165.

Миниатюра: Расстрел поджигателей. Андрей Николаев

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс