Царствование с испорченной репутацией. Анна Иоанновна

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

8 декабря 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Не так!»
В гостях — Игорь Курукин, историк.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН Программа «Не так!», Игорь Курукин. Нам уже даже поступил вопрос об Анне Иоанновне. Я приветствую вопросы на пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Для меня таинственная вещь: «Кто был отцом сына Анны Иоанновны?» Был ли у нее сын? Вообще, что у нее было с детьми?
И. КУРУКИН Официально таковых не имелось.
С. БУНТМАН Вот так, Марина.
И. КУРУКИН Но некоторые историки предполагают, что второй и последний сын Бирона, Карл-Эрнст, мог быть сыном Анны Иоанновны, но это не более, чем предположение, поскольку достоверных известий у нас об этом нет.
С. БУНТМАН Всегда как-то наоборот, всегда известна мама, а с отцом бывают проблемы. А здесь по-другому. Это еще более сложная ситуация, Марина. Мы сейчас в этом разбираться не будем, потому что мы знаем, кто унаследовал Анне Иоанновне, сегодня об этом пойдет речь впоследствии. Это был Иоанн Антонович. И история Брауншвейгского семейства, и как оно попало в Петербург, и как оно из Петербурга выпало путем переворота. А отдельно будем судьбой несчастной и убийством Иоанна Антоновича. Это уже дело последующих царствований у нас. Ну, так вот, испорченная репутация царствования Анны Иоанновны, много молвы о нем не той, давайте займемся и вспомним прежде всего о пресловутом засилье немцев и об испорченной репутации и жестокости царствования Анны Иоанновны. С этого начнем, потом некоторых персонажей мы вспомним. Одного из основных персонажей, того же самого Бирона мы будем вспоминать сегодня. И то, о чем мы не успели поговорить в прошлый раз, об аспектах аннинской политики, и о том, что войны Анна какие вела, и что собой представляла Россия в ее правление. Ну, так вот, испорченность репутации, насколько это достоверно, давайте вспомним, Игорь.
И. КУРУКИН Ну, портиться эта репутация начала давно, практически сразу после смерти Анны, а еще точнее, после уже упомянутого здесь переворота Елизаветы Петровны, когда в нашей истории, впервые, пожалуй, началась такая массированная идеологическая кампания по очернению предыдущей эпохи. Тогда не было ни средств массовой информации, в смысле, телевизора, радио и газет.
С. БУНТМАН Ну, газеты кое-какие были, но они немножко не о том.
И. КУРУКИН Да, они были не о том. А таким средством была проповедь церковная. И вот специально появился целый ряд проповедей, они были официально изданы, в которых предшествующее царствование, прежде всего, царствование Анны Иоанновны и небольшой кусочек царствования Иоанна Антоновича. Вот там-то все это и объяснялось господством иноземцев, забвением и изменой, скажем так, заветов Петра Великого. А государственные деятели, те же, помянутые Миних, Остерман и иже с ними, объявлялись, ни более, ни менее, цитирую, как «эмиссариями диавольскими», которые прибыли в Россию, ну, чуть ли не по заданию известно кого, с целью разорить Россию, не допускать на важные государственные должности русских людей. А главное, естественно, Россию разграбить, разорить, а деньги вывезти за границу и положить на тамошние банковские счета. Вот это все так официально и подавалось.
С. БУНТМАН Ну, понятно.
И. КУРУКИН Так что, началось это оттуда.
С. БУНТМАН До чего же это живо! Я думаю, что кое-какая дискредитация прошлых царствований была в Смутное время, потому что там шла борьба, вот то, что связано с самозванцами было, разоблачения такие.
И. КУРУКИН Пожалуй, но вот такого, конечно, не было.
С. БУНТМАН Тем более, долгое царствование Анны, все-таки, долгое, 10 лет, это не просто так.
И. КУРУКИН Да, совершенно верно. Плюс ко всему, здесь сработало еще одно обстоятельство: то, что Анна и ее окружение достаточно подозрительно относились к русским дворянам, к русскому дворянству в целом, если так можно сказать. И к тем, собственно, вельможам, к тем фигурам крупным, министерского, генеральского уровня, которые, собственно, и пытались ограничить ее власть в том самом, памятном 1730-м году. И отсюда целый ряд крупных политических процессов при Анне. Процесс Голицына, процесс Долгоруковых, которые закончились для них весьма трагически. Ну, процесс Волынского, разумеется, хотя Волынский это действительно очень крупная, интересная фигура, но отнюдь не борец с немецким засильем, потому что, собственно, он карьеру-то сделал при поддержке того же самого Бирона.
С. БУНТМАН Давайте мы вспомним о Бироне. И специально Николай Александров справочку для нас приготовил.

Н. АЛЕКСАНДРОВ Оставив неоконченным курс Кенигсбергского университета, Бирон, благодаря стараниям влиятельного курляндского дворянина Кейзерлинга, получил скромное место при дворе герцогини Курляндской Анны Иоанновны, и с этого времени больше не разлучался с вдовствующей герцогиней. Когда Анна была избрана на русский престол, она взяла его с собой в Россию. По случаю ее коронации она назначила Бирона 28-го апреля 1730-го года обер-камергером, тогда придворная должность, а не звание, с рангом действительного генерала. В том же году Бирон получил диплом на титул графа Священной Римской империи. В 1737-м году Бирон был избран курляндским дворянством на место последнего из герцогов из рода фон Кеттлеров, Фердинанда, при содействии России. И с этого времени стал именоваться, божьей милостью Эрнест Иоганн герцог Курляндский. Сделавшись регентом после смерти императрицы Анна в силу ее завещания в октябре 1740-го года, Бирон искал популярности среди русского общества, и стал добросовестно заниматься делами. Однако с самого начала его правления между ним и родителями императора, Иоанна Антоновича, начались недоразумения. Был открыт заговор, имевший целью устранить правителя и поставить на его место принца Брауншвейгского или его супругу. В ночь на 9-е ноября 1740-го года герцога Курляндского вместе с женой арестовали. Бирон был предан суду, и ему было поставлено в вину даже и то, что он принимал награды и подарки от императрицы.

С. БУНТМАН Ну, мы здесь видим, и вот мы доводим до более поздних событий, доводим Бирона. Потом еще, в следующее царствование Бирон и Миних, наиболее интересные фигуры, если я не ошибаюсь. Но здесь мы видим, что Бирон, скорее, ставленник русского двора, везде, где только можно, чем ставленник диавола, или проклятых латинян при дворе русском, и имеющий целью разорить Россию. Но, тем не менее, каково положение России во внешнем мире при Анне Иоанновне? И что с этим связано, и уступки и территориальные, о которых очень много говорят, и наши слушатели спрашивают.
И. КУРУКИН Ну, то, что касается внешней политики в этот период времени, то это, безусловно, продолжение и развитие тех имперских традиций, которые были заложены Петром Великим. И здесь как раз это очень характерно, что совершенно независимо от национальности тех фигур, которые в это время окружали Анну, или находились на тех или иных руководящих постах. Все они проводили именно русскую имперскую политику, а не защиту якобы немецких интересов, это безусловно. В плане внешней политики, здесь можно говорить об определенной преемственности. Россия прочно придерживалась союза с австрийской державой Габсбургов, союза, который был заключен еще в 1726-м году, при Екатерине Первой. Внешняя политика отличалась стабильностью в этом смысле и предсказуемостью. И Россия была хорошим союзником в этом смысле, потому что, когда Австрии угрожала Австрия и Франция были тогда крупнейшими соперниками на континенте. И в 1735-м году русские войска готовы были выступить на Рейн, на помощь Австрии, узнав о чем, Франция поспешила заключить мир. Российские же интересы лежали несколько в иной плоскости, собственно российские интересы, и они тоже продолжали петровскую традицию, вопрос балтийский был закрыт. Правда, Швеция еще надеялась на некоторый реванш. Потом она пытается вернуть, в ходе войны уже 1741-43-го годов, ну, будет немножко другая история, но война эта будет для Швеции безуспешна. Но в целом, балтийский вопрос был закрыт для России, в том смысле, что приобретения Петра Первого на Балтике были международно признаны, Петербург стал столицей, и в этом смысле здесь был вопрос ясен. Тяжесть внешней политики переносится немножко в иную плоскость. Это защита российских интересов, как они тогда понимались в соседней державе, Речи Посполитой, где нужно было прочно утвердить российское влияние. Это одна сторона, которая будет продолжаться потом и при Елизавете, и при Екатерине Второй, и так далее. И второе направление, вторая задача, вторая цель, это Причерноморье и Балканы, которые тоже именно с этого времени и становятся в план первоочередных задач. Отсюда главное событие внешней политики России, это война с Турцией. И в Петербурге не скрывали, что эта война является как раз местью, реваншем за тот самый, неудачный поход Петра Первого, Прусский поход 1711-го года, который так вобщем, можно сказать, даже счастливо для России закончился, и лично для самого Петра. К этой войне готовились серьезно. Англичане при русском дворе, люди наиболее информированные, сообщают, что вобщем-то, все эти планы были в 1732-33-м году, еще задолго, за несколько лет. Но прежде надо было разобраться с еще одной колониальной войной, которая у нас очень мало известна, которая очень интересна, это Персидская война.
С. БУНТМАН Да. Вот как раз о ней спрашивает Александр, и вот обо всем, что с этим связано.
И. КУРУКИН А ведь это, Персидский поход, всем известный, поскольку он упомянут в любом учебнике, 1722-23-го года, это только начало, потому что Россия получила огромную территорию в результате этого похода, это практически все западное побережье и часть южного побережья Каспийского моря, населенное самыми разными народами. То есть, там, где сейчас Дагестан, Азербайджан и Северный Иран, провинция Гилян, где началась партизанская война. И вот, собственно, 10 лет настоящей, первой большой колониальной войны России. Войны не громкой, там нет никаких серьезных полевых сражений, там есть вот это самое партизанское движение. И есть мятежные ханы и беки, которые сегодня служат российскому государю, за что им дарят серебряные часы, или другие ценные подарки. После чего они плавно переходят на сторону местных самозванцев, или турецкого султана, или кого-то из тех, кто выдвигается из состава персидской знати, и, соответственно, нападают на русских. И в этой войне Россия приобрела первый большой колониальный опыт. И хороший опыт, в смысле практики ведения таких операций. Когда появился корпус персидских шпионов на русской службе. Когда появились конные отряды грузин и армян. Когда впервые началась практика переселения народов.
С. БУНТМАН То есть, пример, как это было?
И. КУРУКИН Очень просто. Когда Петр, еще в 1724-м году, дал указ главнокомандующему, генералу Матюшкину, естественно, не афишируя это, выселять тихо, «под рукой», как он писал, мусульман, а заселять вот эти прикаспийские области христианами, то есть, грузинами и армянами. Ну, а кроме того, соответственно, виновные в выступлении против русских войск на этих оккупированных территориях, отправлялись в империю, в частности, на Балтику, на каторгу.
С. БУНТМАН Балтика, строить Петербург и прочие объекты.
И. КУРУКИН Балтийский порт.
С. БУНТМАН А! Балтийский порт.
И. КУРУКИН Вот это был первый опыт. Но он показал, что здесь Россия увязла. И, причем, нас потом подвели цифры потерь. Самые большие потери были от болезней. В 1727-м году половина экспедиционного корпуса погибла только от болезней. И в итоге, ожидаемых доходов Россия не получила от этих провинций, она рассчитывала получить, там сосредоточивалось шелковое производство персидское. И в итоге расходы на этот корпус стали намного превышать поступление.
С. БУНТМАН А он обновлялся?
И. КУРУКИН Постоянно.
С. БУНТМАН Регулярно, да?
И. КУРУКИН Постоянно, 70 тысяч человек прошло через эту Персидскую войну. И в итоге, поскольку в самом Иране нарастала консолидация, появился знаменитый полководец, который потом стал шахом Ирана Надиром, который поставил задачу восстановить былую мощь Ирана, и воевать и с Турцией, и с Надиром для России было немыслимо, да и не нужно. А, учитывая ту ситуацию, что Иран, это традиционная такая региональная супердержава, и противник Османской империи на Ближнем Востоке, Иран был традиционно всегда союзником России, решили помириться. И в итоге, в два приема, сначала все-таки рассчитывали удержать, но в итоге сдали сначала Северный Иран по договору 1732-го года.
С. БУНТМАН Южное побережье Каспийского моря.
И. КУРУКИН Надеясь удержать за собой Дербент и Баку. Потом отдали Надиру и Дербент, и Баку, за обещание, за мирный договор, за преференции, привилегии российским купцам на иранском рынке и за обязательство вступить в войну с Турцией. И вот после заключения этого договора, он был заключен в мая 1735-го года, вот теперь стала возможной большая война с Турцией, которая и началась, по сути дела, уже осенью того года, а официально она, если так можно сказать, открылась в 1736-м году.
С. БУНТМАН Когда появилось вот такое отношение к завершению этого колониального похода, которое отражает на слушатель Александр, как уступка территорий, возвращение Каспийского берега Кавказа и Южного берега Каспийского моря? Вот, «второй случай, кроме Аляски», как говорит Александр, когда Россия, не потерпев поражения в войне, отдает часть своей территории. Здесь ситуация немного другая, но вот как формируется это мнение? Может быть, это тоже один из укоров царствованию Анны Иоанновны, или нет?
И. КУРУКИН Нет, я бы так не сказал. Анна не собиралась это делать. Еще в 1730-м году туда направлялись новые войска, подкрепление на смену. Отдавать не собирались. А после, видимо, вникнув в дело, все это шло через коллегию иностранных дел, несколько протоколов обсуждения сохранились. И, когда посчитали, что вот этот корпус стоит 622 тысячи рублей, только один этот корпус. Весь бюджет России, это порядка 9 миллионов рублей, потому что был действительно сопоставимы цифры. То есть, отсутствие доходов при колоссальных расходах. Просто на тот период времени, и при тех возможностях, когда курьер едет два месяца из Петербурга для того, чтобы привести ценные указания главнокомандующему. И при этом колоссальные сложности. Каспийское море море бурное, гаваней мало, дороги сухопутные. Ну, это Кавказ. Для этого надо просто быть на этом я там работал, на этом побережье, и представляю просто, что это было тогда, в 18-м веке, когда просто проехать, допустим, вот с севера на юг, от нынешнего Кизляра, от Махачкалы до Ирана, это событие, это военная экспедиция. Когда постоянно на русские гарнизоны нападают различного рода народы, мухамеданцы, которые нападут убегают, нападут убегают. Ловить их в горах тяжело, а южное побережье Каспия — это болотистое, жаркое место с колоссальной смертностью. Поэтому, просто при данных возможностях, это было вобщем-то, оправданно.
С. БУНТМАН И это было оценено, как ординарный достаточно шаг.
И. КУРУКИН Да.
С. БУНТМАН Ординарный и вполне удачный.
И. КУРУКИН Тем более, с учетом того, что невозможно было одновременно воевать и с Ираном, и с Турцией, это немыслимо, опасно и вредно.
С. БУНТМАН Вот, Татьяна пишет нам: «скажите, а сейчас нельзя Баку вернуть Ирану? Мы разные люди». Татьяна, не забывайте, что это больше не наша страна, Баку. И вот я не знаю, что об этом думает президент Алиев, отдать Баку Ирану. Лучше нам не заговаривать об этом.
И. КУРУКИН Да, я бы не стал.
С. БУНТМАН Вот, у нас, можно сказать, вот, о товарах мы поговорим, какие импортировались, экспортировались, потому что были очень хорошие вот такие у нас заметки, Игорь, в свое время, когда речь шла о царствовании Петра Второго. Что по быту вот. «Какие документы требовались русским, чтоб поехать заграницу?» Вот, мы об этом поговорим, я думаю, после кратких новостей. Мы будем подводить итоги царствования Анны Иоанновны, и я думаю, что мы перейдем к Ивану Антоновичу и краткому вот этому эпизоду, хотя время поджимает. Длинное царствование, и много событий, даже если они и короткие.

И. КУРУКИН Ну, раз уж мы заговорили о внешней политике, то здесь еще одна важная вещь, значит, вот началась большая война России и Турции. Первая серия таких больших, крупных военных кампаний, потом они будут развиваться при Екатерине, о которых, правда, больше известно. Это война такая, незнаменитая, хотя именно здесь в первый раз русская армия летом 1736-го года ворвалась в Крым. То есть, то самое Крымское ханство, которое в течение нескольких столетий, куда сгоняли русских пленных с южных русских окраин, которое было недосягаемо для русских войск. Вот оно впервые стало досягаемо. Это был, конечно, крупный удар. Но с другой стороны, один из наших историков очень справедливо назвал эту войну войной с пространством. Потому что противником были не столько татары, которые не могли оказать серьезного сопротивления полевой русской регулярной армии, сколько вот эти бескрайние степные пространства, жара, отсутствие воды и привычной еды.
С. БУНТМАН Ничего же не освоено, оторванность от каких бы то ни было тылов.
И. КУРУКИН Да, поэтому неслучайно, что в 18-м веке, даже не только тогда, при Анне, даже в конце 28-го века, когда Крым стал русским, на него смотрели те, кто туда отправлялся на работу, на службу, как на ссылку. Не случайно Кавказ у нас тоже называли не курортом, а теплой Сибирью. Вот на это смотрели именно так, потому что эти бескрайние степи, жара, полное отсутствие цивилизации и дорог, в привычном понимании для русского офицера и чиновника, естественно. Так и здесь, когда солдаты сутками шли, лошади практически все погибли в армии, у фельдмаршала Миниха, когда солдаты держали во рту свинцовую пулю, считалось лекарством, чтобы не хотеть пить. Совсем изнемогавшим просто давали водку, это не сильно помогало.
С. БУНТМАН Если не наоборот.
И. КУРУКИН Если не наоборот. В итоге вот эти победы, которые, конечно, потрясли ханство, это был страшный удар, естественно, но в итоге этих побед погибла половина русской армии, 30 тысяч из 60-ти. Вот это вот цена таких вещей. То есть, учились воевать, очень дорогой ценой, безмерно дорогой ценой. 3 года длились эти походы, в Крым и по окрестным степям, взятие Очакова в устье Днепра, поход на Днестр в 1738-м году. Пока, наконец, Миних не догадался, видимо, опыт подсказал, что вот эти походы бессмысленны, они не достигают цели, собственно, самой Турецкой империи. И только в 1739-м году русские пошли на Балканы, за Днестр, и вот там, собственно, произошла битва при Стовучанах 1739-го года, воспетая Ломоносовым, когда казалось, что еще немного, и Турецкая империя закончится. И Ломоносов тогда писал, не больше, не меньше, следующее, цитирую «Дамаск, Каир, Алеп сгорит, обставят росским флотом Крит, Евфрат в твоей крови смутится». Вот тогда казалось так, что еще немного и вот русский сапог станет и на Евфрате, и на Крите.
С. БУНТМАН Этого не случилось и позже, но вот здесь 39-й год, это все-таки перелом какой-то.
И. КУРУКИН Да. И здесь вот такой облом случился, потому что союзник российский, Австрия, терпела беспрестанно поражения, и заключила, вобщем-то, постыдный мир. Такой постыдный, что сам австрийский император генералов, которые его заключили, посадил в тюрьму. Но воевать дальше без союзника при колоссальных потерях и, естественно, всякая война дорого стоит, даже победоносная. Мы об этом забываем часто, когда говорим о стоимости войн. Славу-то мы все видим, а вот цену далеко не всегда. И в Петербурге не выдержали. Миних настаивал на продолжении военных действий, указывал, что справимся, но в Петербурге скомандовали — все.
С. БУНТМАН Кто решал? Ну, императрица, я понимаю
И. КУРУКИН Итог решала, безусловно, императрица. Но протоколов какого-то консилиума у нас не осталось, подобного каким-то там протоколам секретным 20-го века, вот таких вещей у нас нет. Окончательное слово было за императрицей. Она Миниха ценила, кстати, но, тем не менее, видимо, не рискнула. Тем более, что договор заключил французский посланник в Белграде, без ведома России, собственно, то есть, не то, что без ведома, а по поручению, надо было считаться с этим. И в итоге Россия получила только разоренную турецкую крепость Азов в устье Дона. И, самое главное, ради чего велась война, не получили ни Крыма, ни выхода к морю. И в договоре, что существенно, Россия не получила права держать даже торговый флот на Черном море, торговля должна была осуществляться только на турецких судах. То есть, мир-то для России, после таких трудов и таких побед, был нежелательным, конечно, потом его пришлось переделывать. Но с другой стороны, переход на новый театр военных действий, совершенно новые условия. До этого русская армия воевала в иных условиях. Это германские земли, это шведская армия, а тут пришлось воевать с совершенно иным противником, в иных условиях, вести наступательную войну на огромных пространствах, вести координацию действий на разных фронтах. Вот этому пришлось учиться. Но этот опыт будет очень важен для будущих победоносных кампаний Екатерины Второй, ну, о которых вы еще, наверное, будете говорить.
С. БУНТМАН Пока у нас царствование Анны, которое завершается. 39-й год, в 40-м она умерла. Последний год царствования Анны Иоанновны, и вот борьба, и порядок наследования, вспомним всех. Петр Великий, сразу отвечаю я, был Анне Иоанновне, Анатолий, родной дядя, чтобы не было вопросов. Так, и кто же наследует Анне Иоанновне? Как это получается? Что за борьба все-таки происходит? Как она заболела? Последние месяцы царствования ее.
И. КУРУКИН Ну, вообще, смерть любого русского государя, как правило, всегда окружается таким венцом легенд, слухов, мифов и так далее. Вот с Анной этого практически не случилось, потому что заболела она в октябре 1740-го года. Вскрытие показало камни в почках огромные. Вот, собственно, это была причина ее смерти. Вообще, здоровье у нее было достаточно надежное, скажем так. Она вела не совсем обычный для дамы образ жизни. Она любила и пострелять, и на лошади поскакать, была такая, крепкая дама. Но вот такое с ней случилось. Последние месяцы ее жизни были омрачены. Это дело Волынского знаменитое, естественно. Она ценила Волынского, кстати. Просто, когда поставили выбор, либо Бирон, либо Волынский, она, естественно, выбрала того, кто был всю жизнь ее спутником и опорой, Бирона. В данном случае выбор был однозначен. Ну, пришлось пережить вот тот самый, позорный для России мир 1739-го года, хотя сделать вид пришлось, что все хорошо, раздавать награды. И тогда, кстати, единственный раз, Анна сама, она писала тяжело, коряво, как топором рубленный такой почерк, написала проект указа о выдаче по случаю этого мира Бирону 500 тысяч рублей. Это был единственный случай, когда она ему жаловала деньги. И из этих 500 тысяч он получил только 100 тысяч, потому что денег таких одновременно в казне не было, это очень большие деньги.
С. БУНТМАН Напомним, весь бюджет
И. КУРУКИН Порядка, да, 9-10 миллионов рублей. Вот это единственный случай, когда Бирону жаловали деньги, других актов такого рода нет. Вот это, пожалуй, последние месяцы. Проблемы престолонаследия для Анны к тому времени уже не существовало. Официально она никогда не была замужем, кроме как она овдовела, с тех пор она замуж не выходила. Детей официальных, если считать, что были неофициальные, у нее не было, и единственный, кого она могла назначить, это либо ее собственная племянница, у Анны была сестра Екатерина, которая была замужем за герцогом Мекленбургским, брак был неудачный, поскольку герцог был первым пьяницей и скандалистом в Европе. Но от этого брака осталась девочка, Анна. Вот она-то и стала наследницей, потому что, естественно, Анна Иоанновна хотела сохранить престол за своей ветвью.
С. БУНТМАН Те, которые от Ивана Алексеевича идут.
И. КУРУКИН Да, она была дочерью Ивана Алексеевича, поэтому передавать престол Елизавете, в другую ветвь, она не хотела.
С. БУНТМАН Или голштинская там была проблема.
И. КУРУКИН «Голштинский чертушка», как она его называла. Не хотела, поэтому отдавала престол этой барышне. Барышня была молода, но в духе 18-го века, она уже в 1735-м или в 1736-м году завела амуры с саксонским посланником, за что ее немножко побили, прямо по щекам.
С. БУНТМАН А, по щекам побили.
И. КУРУКИН Ну, воспитательная мера. Но дело молодое, поэтому надо было ее непременно выдать замуж, для того, чтобы пресечь подобное поведение, а заодно и обеспечить преемственность престола. Было несколько кандидатов, Анна остановилась вот на женихе «старого дома», как тогда говорили, то есть, человеке из вполне приличной, родовитой, старинной княжеской семьи, насчитывающей несколько столетий, герцоге Брауншвейгском. И вот этот Антон Ульрих Брауншвейг-Юнебургский и стал мужем этой дамы, которая стала Анной Леопольдовной, по принятии православия, естественно. И от этого брака и родился, в том же 1740-м году вот этот младенец, который и будет назначен российским императором. Видимо, если бы он не родился, престол пришлось бы передать Анне Леопольдовне, но, поскольку он родился, наследник-мужчина, и Анна воспользовалась своим выбором, по петровскому закону о престолонаследии, и передала, уже перед самой смертью был опубликован этот манифест, передала престол вот этому младенцу.
С. БУНТМАН Как ни странно, ну, может быть, это вообще не странно, осложнилась ситуация. Потому что, была бы Анна Леопольдовна, взрослый человек, а тут младенец-государь. Кто регент, кто правит? Сама-то, вобщем, молодая Анна Леопольдовна, при ней должны были быть советники, по идее. А вот кто же у нас регентом получается?
И. КУРУКИН Регентом у нас, как ни странно, получился Бирон. И это была его, безусловно, ошибка. Мне уже приходилось здесь говорить, что Бирон сыграл очень важную роль. Он стал первым в нашей истории, таким правильным, настоящим фаворитом. И в этом смысле он был важной фигурой, нужной фигурой. И фигурой, которая вобщем-то, до поры, до времени, всех устраивала, но именно в этом качестве. Но как только этот выскочка стал претендовать на большее, то с этим верхушка российская мириться долго не могла. Он замахнулся на то, что не полагалось. Ну, многократно замечалось, что история ничему не учит. Как только Меньшиков попытался сделать то же самое, с ним произошла вот та самая неприятность, о которой здесь уже говорилось. Бирон получил тот же самый вариант. С другой стороны, где-то его можно понять. В иных королевствах, допустим, в той же Франции, смена фаворита это такая дежурная процедура, когда король посылает письмо, в котором советует, допустим, своему избраннику удалиться в свой замок, где ему полагается рента, там, 20 тысяч ливров в год, почетная должность какая-нибудь, неважно кого, главное, что человека удаляют от двора, но это такая безболезненная процедура. У нас эта процедура проходила по-другому, у нас это ссылка в Сибирь с конфискацией имущества. Вот подобные вещи у нас были, как ни странно, в 20-е годы, после революции, ведь когда у нас говорили, бывшие люди, бывший граф, бывший барон. Так вот, в одном из документов было написано так: что такому-то человеку передается бывший дом бывшего Бирона. А ему же изменили даже фамилию. Он перестал быть Бироном и стал Бюренем после ссылки. Поэтому, зная эту ситуацию, у Бирона, видимо, не было другого выхода, он должен был либо бороться за власть, либо понимал, что с ним может произойти, как только ушла Анна Иоанновна. И он выбрал борьбу. Он был человек достаточно сильный, волевой. Достаточно долгая история, как он боролся, как он заставлял умирающую Анну с помощью своих сотрудников, скажем так, подписать соответствующий документ. Все это удалось сделать, Бирон стал официальным регентом империи, и подписывал документы. Значит, он за время своего регентства, это 3 недели, он подписал ровно 100 указов, это были самые нормальные текущие распоряжения по вопросам государственной жизни, которые он подписывал на русском языке. Подписывал так: «Иоганн, регент и герцог». Ну, вот в этом качестве Бирон уже российскую правящую верхушку и гвардию не устраивал. И в этом смысле он был обречен. И произошел в нашей истории такой классический, если так можно сказать, военно-дворцовый переворот, когда гренадеры под командованием Миниха и его адъютанта кстати, вот Миних такой же немец, как и Бирон, между прочим проникают в спальню герцога, вынимают его тепленького из кровати, отправляют в Петропавловку, потом будет следствие. Потом будет манифест о винах бывшего Бирона. Манифест очень интересный, потому что Бирон там объявлен орудием божьего промысла, которым господь неизвестно за что решил покарать Россию. Вот это была вина, за что его сослали.
С. БУНТМАН Да, высоко.
И. КУРУКИН После чего он отправился в ссылку. Кстати, вел он себя на следствии достойно.
С. БУНТМАН Миних. Миних становится не регентом.
И. КУРУКИН Он становится не регентом, он претендовал на роль первого министра, был невероятно тщеславный человек, полководец средней руки, но человек жесткий, волевой, не без некоторого блеска. Он любил показать свое бесстрашие, он мог выйти под пули, он мог пообщаться с солдатами, он мог наградить в пылу боя, так вот это он умел. На государственного деятеля он, пожалуй, не тянул, потому что слишком тщеславен, он быстро восстановил против себя всех остальных, и в том числе маму, Анну Леопольдовну. В результате чего, когда в один из дней он говорил, если не хотите, если не устраивают мои советы и мнения, я готов подать в отставку, ему сказали — подавайте. И тут же но это был первый случай, когда министра ушли по-европейски, без ссылки, без тюрьмы, без опалы. Миних ушел по-европейски. И в этом смысле Анна Леопольдовна фигура у нас еще немножко не оцененная, с моей точки зрения, это та дама, регентша, она правила почти год в качестве регентши, она опередила немножко свое время. Только один пример характерный: это барышня, которая читала книжки. Вообще-то барышни в то время книжки еще не читали.
С. БУНТМАН У нас скоро появится еще одна барышня, читающая книги, которая станет великой императрицей.
И. КУРУКИН Так вот, Анна Леопольдовна читала книжки. И я не могу сказать, что она не интересовалась делами, потому что материалы кабинета императорского показывают, что она очень даже делами интересовалась.
С. БУНТМАН Короче говоря, не такая дура, которой ее часто представляют.
И. КУРУКИН Абсолютно не дура, а портрет ее кисти Вишнякова, пожалуй, даже трагичный портрет, то есть, там изображен человек, которому как-то неуютно на троне.
С. БУНТМАН Ну, вроде бы она была какая-то неуравновешенного характера, несколько взбалмошная, как ее иногда описывают.
И. КУРУКИН Скорее, это, может быть, под влиянием как раз разных книжек, один из современников, сын Миниха, ее назвал так: «принцесса с благородной гордостью». А ведь кроме благородной гордости для того, чтобы управлять государством, необходимо было иметь еще, ну, хотя бы волю, для того, чтобы ежедневно заставлять себя работать. Так, как это умела заставлять себя работать, кстати, Екатерина Вторая. Вот, хочешь, не хочешь, в 6 утра мы садимся за бумаги, нравится, не нравится.
С. БУНТМАН Да, причем, это буквально с отрочества. Кроме того, надо было заставлять разбираться худо-бедно в каких-то вопросах. Ну, вот, приносят вам, допустим, доклад, а сколько кабаков нужно в империи? Вот столько хватит или надо больше?
С. БУНТМАН Надо знать человека, который может сказать.
И. КУРУКИН О! То есть, эта работа требовала и достаточно широких знаний, или, уж во всяком случае, умения выбирать людей. А вот с этим у Анны Леопольдовны и были проблемы. Вот людей она выбирать не умела.
С. БУНТМАН Что Антон Брауншвейгский, генералиссимус?
И. КУРУКИН Кстати, тоже человек лично храбрый, что засвидетельствовал Миних и многие другие офицеры. Свой генеральский чин он заслужил. Но при этом фигура такая, конечно такой вот нормальный немецкий принц, попавший в Россию, который понимает, как надо драться с неприятелем, но как управлять государством, он, естественно, не очень хорошо понимает, хотя честно пытался. Он стал российским генералиссимусом, получил этот высший воинский чин, полагающийся, кстати, коронованным особам. Он честно пытался руководить той самой военной коллегией, документы военной коллегии это подтверждают. Он лично пытался реформировать гвардейские полки. Гвардия образца 1741-го года, это уже совсем другая гвардия. Когда смотришь приказы по гвардейским полкам той поры, то видишь, что гвардейцы, это уже такие сильные преторианские настроения. Гвардейцы мало кого слушают, безвестно отлучаются с караулов, устраивают на улицах драки и пальбу, впадают во французскую болезнь, то есть, сифилис, от которой упорно не хотят воздерживаться. Появляются приказы, немыслимые в петровскую эпоху, о том, чтобы не было пьяных в строю.
С. БУНТМАН — Уже и в строю?
И. КУРУКИН В строю. Ну, или, пожалуйста, такие вещи, когда, допустим, гренадеры гвардейские оскорбляют придворных самыми такими «матерной лаею», как тогда говорили. Гренадер Григорий Наумов вломился в дом французского посла, занять денег. Вот так вот, у иноземцев много денег, чего не дадут на опохмелку?! Вот в этой гвардии принц пытается наводить порядок.
С. БУНТМАН Бедняга, мне его жаль.
И. КУРУКИН И вот закончилось это все плачевно. Здесь есть, конечно, безусловно, вина этой пары. Они не ладили между собой, принцесса к себе принца не допускала за время своего правления. И в итоге получилась ситуация, которую один из дипломатов очень точно охарактеризовал: «все дела идут врозь». То есть, когда министры интригуют друг с другом, то есть, друг против друга, там, Михаил Гаврилович Головкин, Остерман, Миних, который стремится вернуться, естественно, к власти. Принцесса не терпит принца, который обижается на нее. Сохранились известия о том, что Анна Леопольдовна хотела объявить себя императрицей. Указа нет, но вопрос этот обсуждался в придворном кругу, и протоколы этого обсуждения сохранились. И вот в этой ситуации созревает заговор. Если бы принцесса сумела бы найти людей, которые были бы эффективным правительством, ведь можно царствовать, но не править, но для этого нужен один пустячок. Нужно подобрать тех людей, которые будут работать как команда.
С. БУНТМАН Все дела идут врозь. И, единственное, что принцесса напоследок, уже ближе к ноябрю 41-го года, сумела сделать, это, ко всему, еще и напугать Елизавету, напугать Елизавету Петровну. «Чтобы говорить о венценосных особах «дура», есть рецидив вашей большевистской ущербности», — считает Михаил Николаевич, — «с чем вас и поздравляю, я был о вас лучшего мнения». Михаил Николаевич, я сказал, что Анна Леопольдовна не такая дура, как о ней говорят, между прочим. А первым, кто сказал своей жене «дура», это Петр Федорович, за что и поплатился, между прочим, страшно. Так что, я думаю, что избежать, это у нас предмет последующих десятилетий 18-го века. Вот, он имел неосторожность сказать: «вы дура», и поплатился гибелью в Ропше потом, но мы этим займемся, Петр Третий имеется ввиду. Михаил Николаевич, я надеюсь, что не великий князь, прошу прощения. Ну, так вот, испугала она Елизавету Петровну, еще ко всему, и подтолкнула к действию, может быть, невольно. Ну, это один из вариантов, один из сценарных планов.
И. КУРУКИН Да, вероятно, это было. Такой разговор был, известия о нем есть. Проблема здесь, пожалуй, в другом, проблема в том, что впервые в России почему, собственно, переворот прошел? Кстати, за Елизаветой следили. При дворе были обеспокоены ее контактом с французским послом, знаменитым маркизом де Шаторди. Но проблема в том, что эти все контакты Елизаветы с французом ограничивались беседами, они ничем не кончались, и поэтому никто никого не боялся. Все знали, что перевороты начинаются, когда включаются вельможи, которые поведут за собой кого-то, к ним примыкают офицеры, гвардия и так далее. Это был первый в России переворот, переворот 1741-го года, который осуществили солдаты, без участия вельмож, без участия капитанов, без участия майоров, полковников и министров. Поэтому его просто никто не заметил. Никто не ожидал. Все думали, что вот как будут фигуры вокруг Елизаветы, можно будет кого-то арестовывать, а оказалось, что это решили гренадеры, старослужащие, такие крепкие ребята, которые решили, что Елизавета как раз подходит для того, чтобы И переворот произошел совершенно неожиданно, когда рота гренадер привела Елизавету к власти.
С. БУНТМАН Вот как это произошло, и что за этим последовало?
И. КУРУКИН Самым простым образом.
С. БУНТМАН В нашей следующей передаче, которая уже откроет царствование Елизаветы Петровны.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс