Царствование Анны Иоанновны: засилие иностранцев

С. Соловьев

Но что всего хуже, русские люди, оставленные Пет­ром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга. Двое людей, которые при соединении своих сил были так могущественны, что дали престол Екате­рине, начинают усобицу, и Меншиков засылает Толстого в Соловки; через несколько месяцев сам Меншиков очу­тился в ссылке; по смерти Петра II дворянство и гене­ралитет, раздраженные олигархическими стремлениями верховников, выдают их новому правительству, и в два года не досчитываются двоих даровитых деятелей — князей Василия Владимировича и Василия Лукича Дол­горуких; смерть поражает фельдмаршала князя Михаила Михайловича Голицына, и чрез это отнимается значение у брата его князя Дмитрия. Апраксин умер еще при Петре II, Головкин одряхлел, да и никогда не отличался энергиею; из знаменитостей петровского времени остал­ся один Ягужинский, но один в поле не воин. Ряды разредели; на Салтыковых и Черкасских не было бла­гословения Петра Великого, и на праздные места высту­пают таланты, завещанные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень дарови­тых и усыновивших себя России, неразрывно соединив­ших свою славу с ее славою, благоговейно чтивших па­мять великого человека, давшего их России; но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию. Бирон и Левенвольды, по личным своим средствам вовсе не достойные занимать высокие места, вместе с толпою иностранцев, ими поднятых и им подобных, были теми паразитами, которые производили болезненное состояние России в царствование Анны.

История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1963. Кн. 10. С. 268-269.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс