Стратегия ведения боя москвитами в XVI веке

С. Герберштейн

Через год или через два князь делает набор по обла­стям и переписывает боярских детей, чтобы знать их чис­ло и сколько каждый имеет лошадей и служителей. Потом каждому определяет жалованье […] . Военную службу не­сут те, которые могут это по своему состоянию. Редко дается им покой, ибо князь воюет то с литовцами, то с ливонцами, то с шведами, то с казанскими татарами, — или, если не ведет никакой войны, то обыкновенно каж­дый год ставит двадцать тысяч человек на страже в местах около Дона и Оки для предупреждения впадений и грабе­жей перекопских татар. Обыкновенно каждый год он вы­зывает их по очереди из их областей в Москву для испол­нения всех должностей. В военное время они не служат погодно и по очереди, но принуждены идти на войну все и каждый, как те, которые на жалованьи, так и те, кото­рые ожидают милости князя. […]

Обыкновенное оружие — лук, стрелы, топор и палка, вроде булавы, называемая по-русски кистенем. Саблю употребляют богатейшие и благороднейшие. […]

Некоторые из знатных употребляют латы, кольчугу, ис­кусно сделанную будто из чешуи, и поручи; весьма немно­гие имеют шлем, заостренный кверху и с украшенной вер­хушкой.

Некоторые имеют одежду, подбитую хлопчатой бума­гой, для защиты от ударов. Употребляют также пики.

Они никогда не употребляли в сражении ни пехоты, ни пушек; ибо все, что они ни делают, — делают внезапно и быстро, — нападают ли на неприятеля, преследуют ли его или бегут: таким образом, за ними не может следовать ни пехота, ни артиллерия. (…)

При первом натиске они очень смело нападают на не­приятеля, но напор их непродолжителен, как-будто они хотят сказать: «Бегите, или мы побежим сами».

Они редко берут города с бою или сильным штурмованьем, но обыкновенно доводят до сдачи продолжитель­ною осадой, голодом или изменой. […]

У людей большое несходство и различие в образе вой­ны, как и в других делах. Ибо московит, как только уда­рится в бегство, то уже не помышляет о другом средстве к спасению, кроме того, который бегство может ему до­ставить; когда враг догонит его или схватит, — он уже не защищается и не просит пощады.

Татарин же, сброшенный с лошади, оставшись без вся­кого оружия, даже тяжело раненный, обыкновенно защи­щается до последнего издыхания руками, ногами, зубами и чем только может.

Турок, видя себя лишенным всякой помощи и надежды спастись, бросает оружие, умоляет о помиловании, скла­дывает руки для вязанья и протягивает их победителю, надеясь сохранить жизнь своим пленом. […]

Намереваясь дать сражение, они (московиты) полага­ются более на многочисленность сил, с которыми могут напасть на неприятеля, нежели на мужество воинов и на хорошее устройство войска; сражаются счастливее изда­ли, чем вблизи, и потому преимущественно стараются обойти неприятеля и напасть на него с тылу.

Записки о Московии. СПб., 1866. С. 76-80.

Миниатюра: Олег Федоров. Русский воин

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс