Степень образованности славя­н в VI веке

Н. Устрялов

[…] единомысленное свидетельство писателей совре­менных (Прокопия и Маврикия) удостоверяет, что славя­не в VI веке находились еще на самой низкой степени образованности: они жили отдельными коленами или се­мействами, не зная ни крепостей, ни городов, имея однако же селения; любили более всего свободу необузданную; одна власть старейшин управляла односемейными; иного господства не терпели. В обстоятельствах важных, когда неприятель грозил их стране опустошением или сами за­думывали грабить соседей, многие семейства соединялись для совета и решали дело по приговору старейшин. Но своевольство неукротимое всегда отличало славян дунайских: редкое совещание оканчивалось мирно; мечи обык­новенно решали их споры. Вождь, указывавший путь в землю неприятельскую, мог приобресть их доверенность и повиновение только личною храбростью или особенным искусством и редко имел силу обуздывать своих товари­щей; они сражались где и как хотели; но каждый славянин всегда бросался прямо в средину врагов, и, несмотря на долговременное искусство, легионы Византийские часто обращали пред ними тыл. Выиграв сражение, славяне обыкновенно вконец опустошали неприятельскую землю, все предавали огню и мечу, не щадили ни возраста, ни пола и, обремененные добычею, удалялись в свои леса недоступные.

Но дикая свирепость не была отличительным их харак­тером. Славянское племя вообще имело более склонности к жизни мирной, чем воинственной. Как славяне прибал­тийские в конце VI века известны были тихим нравом (Ви­зантийские историки Феофилакт, Анастасий и Феофан), так и славяне дунайские, если ни вторжение неприятелей, ни внутренние раздоры не воспламеняли их страстей, лю­били жизнь мирную, охотно занимались земледелием, от­личались добродушием и своим гостеприимством удивля­ли просвещенных греков, оставив эту добродетель в на­следство самым отдаленным потомкам.

[…] другая прекрасная черта характера народного: сла­вянки так были привязаны к своим мужьям, что не разлу­чались с ними в самых битвах, и нередко, потеряв их, ис­кали утешения в смерти, чтобы не горевать вдовицами.

Народ с такими свойствами не мог надолго оставаться на степени народа дикого, обнаруживая стремления к жизни общественной.

Миниатюра: Поселение древних славян

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс