Сожженная, но непобедимая Москва

Ф. Сегюр

[…] зловещие рапорты следовали один за другим. Французы, жившие в этой стране, и даже один офицер русской полиции пришли возвестить о пожаре […].

Наконец наступил день, и его хмурое ненастье, слив­шись с этим ужасом, заставило его померкнуть. Боль­шинству казалось, что причиной пожара было пьянство и разнузданность наших солдат, а что сильный ветер лишь раздул пламя. Мы смотрели друг на друга с ка­ким-то отвращением. Нас путал тот крик ужаса, который должен раздаться по всей Европе. […] Отныне мы ста­новились армией преступников, которых осудит небо и весь цивилизованный мир. Мы расставались с этими мрачными мыслями и забывали о нашей ярости к под­жигателям лишь в те минуты, когда жадно расспраши­вали о тех известиях, судя по которым русские являлись единственными виновниками бедствия.

[…] Наполеон, сон которого не осмелились прервать в течение ночи, проснулся при двойном свете — дня и пламени. Первым его порывом было раздражение и же­лание побороть стихию, но скоро он принужден был уступить и смириться перед невозможностью. Поражен­ный тем, что, нанеся удар в самое сердце страны, он встретил в ней отношение, ничего общего не имеющее с покорностью и страхом, Император почувствовал себя побежденным решимостью неприятеля, превзошедшей его собственную решимость.

[…] Он то принимался за свою спешную работу, то оставлял ее, стремительно бросаясь к окнам, чтобы на­блюдать за усилением пожара. Резкие и отрывистые во­склицания вырывались из его стесненной груди: «Какое ужасное зрелище! Это они сами! Столько дворцов! Ка­кое невероятное решение! Что за люди! Это скифы!».

Поход в Москву в 1812 году. Мемуары участника, французского генерала графа де-Сегюра. М., 1911. С. 61, 63-65.

Миниатюра: Наполеон и его саратники наблюдают за горящей Москвой

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс