Совмещение противоположностей в русском человеке

Н. Бердяев

Русский народ есть в высшей степени поляризованный народ, он есть совмещение противоположностей. Им можно очароваться и разочароваться, от него всегда можно ждать неожиданностей, он в высшей степени способен внушать к себе сильную любовь и силь­ную ненависть. Это народ, вызывающий беспокойство народов За­пада. Всякая народная индивидуальность, как и индивидуальность человека, есть микрокосм и потому заключает в себе противоречия, но это бывает в разной степени. По поляризованности и противо­речивости русский народ можно сравнить лишь с народом еврей­ским. И не случайно именно у этих народов сильно мессианское со­знание. Противоречивость и сложность русской души может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодей­ствие два потока мировой истории — Восток и Запад. Русский на­род есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и за­падное. <…>

Есть соответствие между необъятностью, безгранностью, беско­нечностью русской земли и русской души, между географией физи­ческой и географией душевной. В душе русского народа есть такая же необъятность, безгранность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине. Поэтому русскому народу трудно было ов­ладеть этими огромными пространствами и оформить их. У русско­го народа была огромная сила стихии и сравнительная слабость формы. Русский народ не был народом культуры по преимуществу, как народы Западной Европы, он был более народом откровений и вдохновений, он не знал меры и легко впадал в крайности.

<…> Два противоположных начала легли в основу формации русской души: природная, языческая дионисическая стихия и аске­тически монашеское православие. Можно открыть противополож­ные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия государст­ва и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и до­брота, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; ин­дивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллек­тивизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; эсхатологически-мессианская религиозность и внешнее бла­гочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и на­глость; рабство и бунт.

Но никогда русское царство не было буржуазным. Русская идея. Париж. 1946. С. 5—7.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс