Сопровождение послов в к Государю Московскому

С. Герберштейн

Отдохнув два дня в отведенном нам доме, мы спрашивали у наших приставов, в какой день князь назначит нам аудиенцию? «Когда вы пожелаете, — отвечали они, — мы доложим советникам князя». Вскоре мы попросили об этом. Нам назначена была аудиенция, но потом отложена до другого дня. Нака­нуне этого дня пришел сам пристав, говоря: «Советни­ки нашего государя мне приказали объявить тебе, что завтра ты пойдешь к нашему князю». Всякий раз, как они звали нас, с ними постоянно были толмачи. В тот же вечер воротился толмач и сказал: «Приготовляйся, потому что будешь позван пред лицо государя». Так­же рано утром он опять воротился, напоминая: «Се­годня ты будешь пред лицем государя». Потом прошло едва четверть часа, и к каждому из нас пришел при­став, говоря: «Скоро придут за вами большие люди, и потому вам следует собраться в один покой». Когда я таким образом пришел к цесарскому послу, то тотчас прискакал толмач и сказал, что теперь близко боль­шие люди, важнейшие сановники государевы, которые поведут нас во дворец. Один из них был князь Васи­лий Ярославский, родственник великого князя, другой — один из тех, которые приняли нас от имени князя; их сопровождало весьма много дворян. Между тем наши пристава убеждали нас, чтобы мы оказали честь тем большим людям и вышли им навстречу. Мы отве­чали им, что знаем свою обязанность и поступим со­образно с нею. Впрочем, когда они уже сошли с лошадей и входили в гостиницу графа, пристава снова понуждали нас выйти им навстречу и как бы предпо­честь их князя своим государям в оказании почести. Мы же, пока они всходили, делали вид, что нас удер­живает то то, то другое препятствие, замедляя встре­чу, и застали их ровно на середине лестницы.  Мы хотели вести их в комнату, чтобы они немножко от­дохнули, но они отказались от этого. Тогда начал го­ворить сам князь Ярославский: «Великий государь (чи­тает полный титул) приказал вам прийти к нему». Тот­час сев на лошадей, мы отправились в сопровождении большой свиты и у замка повстречались с такими тол­пами людей, что едва пробрались сквозь них при больших усилиях наших проводников. Ибо у них та­кой обычай: из окрестностей и соседних мест, по приказанию князя, созывают народ, крепостных людей и воинов всякий раз, как надобно вести во дворец знатных послов от иностранных князей и королей; около этого времени запираются все лавки и мастер­ские в городе, продавцов и покупателей гонят с пло­щади; наконец граждане сходятся со всех сторон. Это делается для того, чтобы этим огромным многолюдст­вом и толпами подданных показать чужестранцам мо­гущество князя, а такими посольствами от иностран­ных государей явить всем его величие. Потом, всту­пив в замок, мы увидели людей разных сословий, поставленных в различных местах или участках. У во­рот стояли граждане; воины же и наемные солдаты занимали площадь; те и другие сопровождали нас пешком, шли впереди нас и, остановившись, воспре­пятствовали нам доехать до лестницы и там сойти с лошадей. Ибо сойти с лошади близко дворцовой лест­ницы никому нельзя, кроме князя. Это делается для того, чтобы казалось, что князю оказано более чести.

Записки о Московии. СПб., 1866. С. 187-188.

Миниатюра: Царь Алексей Михайлович принимает императорского посла барона Мейерберга

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс