С. Глинка о дурном влиянии Запада

С. Глинка

Из обветшалой Франции XVIII столетия нахлынуло к нам волокитство, вместе с Доратами, Парни и так на­зываемой любезностью петиметров.

Как будто бы для сбережения своих сердец щеголихи большого света надели золотые цепи. Это, однакоже была не парижская мода, а своя — московская. В ут­ренние разъезды и на обеды ездили с гайдуками, ско­роходами, на быстрых четвернях и шестернях.

Вечером — домашние театры, где большею частью играли французские комедии, балы и маскарады, по во­скресеньям и в праздничные дни под Донским были кулачные схватки, пляски, хоры песельников и санный бег. В честь победителя раздавались рукоплескания. По ночам кипел банк. Тогда уже ломбарды более и более затеснялись закладом крестьянских душ. Быстры, вне­запны были переходы от роскоши к разорению.

Записки. Цит. по: Русский быт по воспоминаниям современников. XVIII в. В 2 ч. М., 1918. Ч. 2, вып. 1. С. 215.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс