Русские и общественное уважение

Ф. Чижов

Горько, говорю, слушать брань враждебную; но самому не беда вы­сказывать фехи свои. Русский до последней капли крови, со всеми русскими недостатками, я много подмечал за собою и за моими кровными братьями, русскими: у всех нас, русских путешественни­ков, выказаться барином — один из самых сильнейших пороков. Последняя копейка ребром, а нельзя не побарствовать; особенно это резко является за границею. Только стоит сойтись двум, трем русским, никак не обойдется дело без шампанского, без того чтобы мимоходом не упомянуть о своих отношениях, о внимании владе­тельных особ <…>.

Пожалуй, этому много причин легких, не важных; но между многими есть одна очень и очень важная, на которую, право, указать не худо. Дело в том, что, не привыкая уважать в других что-либо кроме условных достоинств богатства и происхожде­ния, мы во что бы то ни стало, хотя незаконно, хотя пополам с самозванством, цепляемся за эти жалкие права на общественное уважение. Если же они имеют юридическую, внешнюю закон­ность, тогда уже часто нет и доступу, тогда мы смотрим на них как на величайшее достоинство и ставим их выше всего в мире. Это было бы еще простительно, по крайней мере, сносно, если бы мы точно искренно давали всему этому какую-либо цену, а то и того нет; мы сами смеемся над всем этим там, где насмешка над ним больше удовлетворяет нашему тщеславию, нежели хвастов­ство им.

Прощание с Франциею и Женева // Московский литератур­ный и ученый сборник на 1847 г. М., 1847. С. 514-517.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс