Русская святость. Святость византийская

С. Аверинцев

Русская святость, будучи православной, имеет предпо­сылки, общие для нее с византийской святостью. Но эмо­циональная ее окраска иная: она отвечает впечатлительно­сти молодого народа, куда более патриархальным устоям жизни, она включает специфические тона славянской чув­ствительности. (…)

Речь идет, вообще говоря, о дилемме, общей для хри­стианства в целом. Как христианину прикоснуться к вла­сти над людьми? (…)

Для русских антиномии, заключенные во власти над людьми, в самом феномене власти, оставались из века в век — чуть ли не с тех пор, как Владимир усомнился в своем праве казнить, — не столько задачей для рассудка, сколько мучением для совести. Так сложился культурный тип, с неизбежной приблизительностью и все же, как ка­жется, достаточно верно описанный Волошиным:

Мы нерадивы, мы нечистоплотны,

Невежественны и ущемлены…

Зато в нас есть бродило духа совесть

И наш великий покаянный дар,

Оплавивший Толстых и Достоевских,

И Иоанна Грозного. В нас нет

Достоинства простого гражданина,

Но каждый, кто перекипел в котле

Российской государственности, рядом

 С любым из европейцев человек.

Наша опасность заключена в вековой привычке пере­кладывать чуждое бремя власти на другого, отступаться от него, уходить в ложную невинность безответственности. Наша надежда заключена в самой неразрешенности на­ших вопросов, как мы их ощущаем. Неразрешенность принуждает под страхом моральной и умственной гибели отыскивать какой-то иной, высший, доселе неведомый уровень (как у Ахматовой: «Никому, никому не известное, но от века желанное нам»). Неразрешенные вопросы об­ращены к будущему…

Византия и Русь: два типа духовности. Статья вторая. // Новый мир. 1988. № 9.С. 231, 234, 235-236.

Миниатюра: А. Клименко. Дух степной

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс