Российская империи: Порок и добродетель

Н. Тургенев

Что же касается того молчаливого или же явного неодобрения, вы­зываемого каждой низостью, каждым гнусным поступком, кем бы и против кого бы он ни был совершен, при каких бы то ни было об­стоятельствах; что же касается до подавляющего общественного по­рицания, которое часто в цивилизованной стране доводит до само­убийства тех, против кого оно направлено, что касается публично­го осуждения, этого сурового и в то же время благодетельного зало­га общественной нравственности, — то все это совершенно неизве­стно в России.

Разврат, жестокость, даже подлость остаются незамеченными или для них всегда находят оправдание. Честный, порядочный че­ловек, не способный сознательно унизиться ни до чего подобного, не только подавит в себе негодование, которое должна возбуждать в нем личность, виновная во всех этих гнусностях, даже не постыдит­ся поддерживать с ней дружеские отношения.

Разве может добродетель быть в большом почете там, где не пре­зирают порока?

Россия и русские. В 2 т. Париж, Берлин. 1847. Т. 1. С. 165-167.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс