Распространение просвещения в народе

Н. Щербина

Грамотность сама собою входит в народ различными путями, и уче­ние в народе представляется разноместно в разных видах и услови­ях. <…> В одной деревне Любимского уезда Ярославской губернии старик Яков Мичагов учит грамоте уже лет с 30, и многие ученики его — сидельцами в лавках или буфетчиками и половыми в тракти­рах в Петербурге <…>. Школа Мичагова частная, начальством не­знаемая.

<…> В одном помещичьем имении (Московской губернии) заве­дена была школа, где учила, по призванию, сама помещица, жен­щина с прекрасным образованием. Когда крестьянских детей брали в школу, то начальным делом было обмыть их, надеть на них чис­тые куртки и белье, остричь их грязные, всклокоченные, слипшие­ся волосы. Во время стрижки волос матери этих детей выли и при­читали как по покойникам. Бабы собрали волосы своих детей, за­шили их в ладанки и повесили себе на шею.

Мальчики, окончив курс в школе, через два-три года после этого стали получать у купцов в Москве рублей 200 серебром жалованья. Отцы их изъявили искреннюю благодарность помещице, что она осчастливила детей их. Словом, признательности не было конца…

Но случилось — загорелся дом, где помещалась школа, и на при­казание старосты, чтобы бабы помогали тушить огонь, нося воду, бабы отвечали: «Пусть горит, проклятая! Она мучила наших ребят».

О народной грамотности и распространении просвещения в народе // Русский вестник. М., 1863. Т. 45. С. 837-841.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс