Презрительное отношение к жизни в XVII веке

 К. Валишевский

Человеческая жизнь ценилась крайне низко, и это пре­зрение к жизни было общим, как для убивающих, так и для убиваемых. Один немец, Рипгубер, присутствуя в 1684 году на одной из капитальных экзекуций, был пора­жен простотою, с которою ее производили. Казни прямо ужасны. Продолжают допрашивать осужденных чуть не до эшафота, их снимают с колеса с переломанными уже членами, чтобы привести в комнату допросов, и все это не возмущало никого, даже самих осужденных на казнь.

Абсолютное подчинение индивидуума государству, од­на из характерных черт эпохи, объясняет отчасти это яв­ление. Индивидуум часто возмущается, вступает в борьбу с господствующей властью, но, побежденный, подчиняет­ся своей участи и заботится лишь о том, чтобы умереть прилично и праведно, как если бы он был в своей избе. Часто осужденных приводят к эшафоту несвязанными, они спокойно кланяются присутствующим, повторяя: «простите, братцы»! Затем они сами помогают палачам. За­рытые в землю заживо, обвиненные в прелюбодеянии, женщины благодарят кивком головы тех милостивцев, ко­торые бросали в колоды, специально предназначенные для этой цели, монеты на их погребение.

Первые Романовы. М., 1911. С. 404-405.

Миниатюра: Городская улица XVII века.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс