Преславное тиранское царство на Руси в XVII веке

Ю. Крижанич

Из-за людодерских законов все европейские народы в один голос называют это преславное царство тиранским. И, кроме того, говорят, что тиранство здесь — не обычное, а наибольшее.

26 июля 1663 года был у меня разговор с одним лжи­вым немцем, и он сказал: у всех, дескать, главных русских бояр есть при себе яд, чтобы можно было принять его, если они увидят, что царь на них разгневался. Тот боярин, что был под Каменцом, отравился, говорят, в Киеве. И тот, что вел на Украине сыск насчет ограбления казны, пока­зывал якобы свой яд и говорил: «Погляди, как по-рабски мы живем». Надо будет в своем месте опровергнуть эту немецкую ложь. Ибо немец этот каждый день выдумывает тысячи небылиц: будто бы, например, у него на родине — на Рейне — солнце зажигает леса и прочее.

Если бы в Турецком и в Персидском королевствах не было сыноубийств и не вошло в обычай удушение власти­телей, то во всех остальных тяготах там меньше жестоко­сти и меньше тиранства, нежели здесь. Те, кто бывал в этих землях, подтвердят эти слова. Из-за этого русский народ снискал себе дурную славу у иных народов, кои пишут, что у русских, де, скотский и ослиный нрав и что они не сделают ничего хорошего, если их не принудить палками и батогами, как ослов. Так пишет Олеарий. Но ведь это сущая ложь. Ибо русские суть одного языка и одного племени и нрава с остальными славянами — с по­ляками, с поднепрянами, с хорватами и иными, кои не нуждаются в таком ослином обращении, но обходятся иными, более мягкими средствами. А то, что в нынешнее время многие русские люди ничего не делают из уважения, а все лишь под страхом наказания, то причина этому — кру­тое правление, из-за которого им и сама жизнь опротивела, а честь и подавно.

И несомненно, что если бы у самого немецкого или у какого-либо иного народа было такое крутое правление, то и у них нравы были бы такими же, как у нас, и еще худшими. И я не даром говорю худшими, ибо они превос­ходят нас умом и хитростью, а тот, чей ум острее, может придумать больше преступлений и обманов.

Из-за этого возникли у этого народа столь премерзкие нравы, что иные народы считают русских обманщиками, изменниками, беспощадными грабителями и убийцами, сквернословами и неряхами. А откуда это идет? От того, что всякое место полно кабаков, и монополий, и запретов, и откупщиков, и целовальников, и выемщиков, и таможен­ников, и тайных доносчиков, так что люди повсюду и вез­де связаны и ничего не могут сделать по своей воле и не могут свободно пользоваться тем, что добыто их трудом и потом. Но все они должны делать и торговать тайно и молча, со страхом и с трепетом, и обманом и должны ук­рываться от этих многочисленных слуг, и грабителей, излодеев, или, — вернее — палачей. А сами эти целоваль­ники и мучители крестьян, не получая достаточной платы, не могут поступать по справедливости, но нужда застав­ляет их искать корысти и брать подарки от воров.

Так, люди, привыкнув все делать скрытно и по-воров­ски, со страхом и с обманом, забывают о всякой чести, лишаются ратной храбрости и становятся грубыми, неучти­выми и неряшливыми. Они не умеют ценить чести и не зна­ют различий между людьми, а с первых- же слов обычно, спрашивают у всякого незнакомого человека: «Имеешь ли жену?» А второй вопрос: «Какое ты получаешь царское жа­лование, сколько у тебя добра, богат ли ты?» Не стыдятся, если их видят голыми в бане. А если им нужна будет чья-ни­будь милость, то сами себя гадко позорят, и унижают, и умоляют, и бьют челом до пола вплоть до омерзения.

Поэтому все народы гнушаются этого царства и народа русского. Так недавно поступили днепровские казаки, кои, будучи одного языка и веры с нами, предпочитают, однако же, быть под властью поляков, нежели под нашей властью, из-за крутости здешнего правления. А в тревож­ное время сами местные жители и лучшие богатые люди легко склоняются к измене, как это видно было во време­на Расстриги. А это из-за чего? Из-за крутого правления.

Крутое правление — причина того, что Русь редко населе­на и малолюдна. Могло бы на Руси жить вдвое больше людей, чем их живет сейчас, если бы правление было помягче.

Политика. М., 1965. С. 586-588.

Миниатюра: А.М. Васнецов. Московский застенок. Конец XVI века (Константино-Еленинские ворота московского застенка на рубеже XVI и XVII веков), 1912

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс