Преобладание «доводов сердца» над разумом и моралью

B. Вейдле

Ничто так не раздражает последовательного западного человека в русском, как пренебрежение логикой ради чего-то, что может быть ниже, а может быть и выше логики, как подмена права и справедливости милосердием и любовным снисхождением к слабостям — своим и чужим. Ген рассказывает о том, как немецкий врач не нашел никакой болезни у многосемейного пьяницы-псаломщика, и с негодованием прибавляет, что этот бесспорный диагноз вызвал всеобщее недовольство, так как детям псаломщика нечего было есть, а по болезни ему выдавали бы казенную субсидию.

Кто прав? Вероятно, и сейчас большинство русских людей захочет, чтобы врач солгал и чтобы дети были сыты. <…> Постоянное преобладание этих «доводов сердца» над разумом и моралью, ни­чего не знающих о них, разумеется, опасно, легко приводит к хао­су, где гибнут одновременно и милосердие, и справедливость. Уг­роза хаоса означает известную первобытность культуры; культуре поздней угрожает не хаос, а чрезмерный порядок улья или мура­вейника.

Даже Ген прекрасно понимал ту прелесть России, что зависит от ее молодости и широты, от отсутствия стесняющих перегородок. В России, по крайней мере в старой России, было нечто, че­го, может быть, уже нигде на свете нет: ощущение очень большой свободы, — не политической, конечно, не охраняемой законом, государством, а совсем иной, происходящей от тайной уверенно­сти в том, что каждый твой поступок твои ближние будут судить «по человечеству», исходя из общего ощущения тебя как челове­ка, а не из соответствия или не соответствия твоего поступка зако­ну, приличию, категорическому императиву, тому или иному формально установленному правилу.

Мысли о «русской душе» // В сборнике «Современные запис­ки». Париж, 1937. № 64. С. 422-423.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс