Полоса настоящего террора

З. Гиппиус                                                                               

1 сентября 1918.

…Мы только теперь вступили в полосу настоящего ТЕРРОРА.

После убийства Володарского <…> произошло, наконец, убий­ство Урицкого (студ. Конгиссер) и одновременно ранение — в шею и в грудь — Ленина. Урицкий умер на месте, Ленин выжил и сейчас поправляется.

Большевики на это ответили тем, что арестовали 10 000 чело­век. Наполнили 38 тюрем и Шлиссельбург (в Петропавловке и в Кронштадте — верхом). Арестовали под рядовку, не разбирая. С первого раза расстреляли 512, с официальным объявлением и списком имен.

Затем расстреляли еще 500 без объявления. Не претендуют брать и расстреливать виноватых, нет, они так и говорят, что берут «за­ложников», с тем, чтобы, убивая их косяками, устрашать количест­вом убиваемых. Объявили уже имена очередных пятисот, кого убь­ют вскоре.

Нет ни одной, буквально, семьи, где бы не было схваченных, уве­зенных, совсем пропавших <…>.

Никаких выводов из вышеприведенных скудных фактов я не де­лаю. Констатирую лишь одно: большевики физически сидят на фи­зическом насилии и сидят крепко. Этим держалось самодержавие, но, не имея за собой традиций и привычки, большевики, чтобы до­стигнуть крепости самодержавия, должны увеличивать насилие до гомерических размеров. Так они и действуют. Это в соответствии с национальными «особенностями» русского народа, непонятными для европейца. Чем власть диче, чем она больше себе позволяет, — тем ей больше позволяют.

Дневник 1914-1919 гг. // В кн.: Д. Мережковский. Больная Россия. Л., 1991. С. 233-234.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс