Поклонение предкам и Богам у восточных Славян

Д. Иловайский

Русские Славяне верили в загробную жизнь; но имели о ней такие же земные представления, как и большая часть других языческих народов. Загробное существова­ние, по их понятиям, было как бы продолжением настоя­щей жизни. Рай они воображали себе каким-то цветущим, зеленым садом; но он принадлежит собственно людям свободным; а женщины и рабы должны там по-прежнему служить своим господам. Конечно, в связи с таким поня­тием господствовал у древних Славян обычай при погре­бении покойника убивать одну из его жен, а с знатным человеком погребать еще и несколько рабов. […] Об аде Славяне имели самые неопределенные представления. Обычай сожжения трупов основан был на том веровании, что душа, очищенная огнем, немедленно могла войти в рай; чему способствовали и жертвы, приносимые на моги­ле покойников. Но душа человека недостойного, по-види­мому, должна была мучиться в каком-то преисподнем огне(пекло), прежде чем очиститься от грехов. Поклонение предкам, столь обычное у языческих народов, существо­вало и у Славян, которые чтили их под именами Рода и Рожаницы, Чура или Щура (пращур) и также приносили им жертвы. Вообще вся видимая природа в их воображе­нии населена была множеством местных божеств или ге­ниев, то добрых и благосклонных, то злых и враждебных, каковы: домовой, водяной, леший и пр.

Упомянутые боги не везде у восточных Славян имели одинаковое значение и почитание; оно видоизменялось по разным племенам и отчасти по характеру окружающей природы. Но главным народным божеством собственно Русского племени всегда оставался громовник Перун. Его имя Русь употребляла в самых торжественных клятвах; причем рядом с ним ставила только одного Волоса. По­следний, будучи первоначально солнечным богом, являет­ся потом покровителем земледелия, охранителем табунов и стад, вдохновителем певцов и гусляров и вообще сохра­няет в понятии народа свой светлый образ. Что же каса­ется Перуна, то это было божество грозное, деятельное и воинственное; от него зависела не только удача вообще, но, главное, он давал победу над врагами. Перун по пре­имуществу является выражением той стороны в характе­ре древней Руси, которая отмечена неукротимою энер­гией, отвагой и предприимчивостью. Чтобы умилостивить своего верховного бога или возблагодарить его за победу, Русь закалала ему в жертву не только коней, быков или других животных, но даже и людей, последних, конечно, в особенно торжественных случаях. Впрочем, религиоз­ное чувство Славяноруссов, способное к сильным поры­вам, не отличалось вообще мрачным и угрюмым настрое­нием. Это видно уже из самого представления их о рае, как о светлом, зеленом саде (не похожем на скандинав­скую Валгаллу). То же показывает их любовь к частым праздникам и песни в честь бога Лада или Леля, как ис­точника любви и веселья. Самые жертвоприношения бо­гам обыкновенно заключались веселым пиром и шумными игрищами.

История России. В 2 т. М., 1906. Т. 1. С. 54-55.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс