Петербургские сословия середины XIX века

Н. Гоголь

Трудно схватить общее выражение Петербурга. Есть что-то похожее на европейско-американскую колонию: также мало коренной наци­ональности и также много иностранного смешения, еще не сливше­гося в плотную массу. Сколько в нем разных наций, столько и разных слоев обществ. Эти общества совершенно отдельны: аристократы, служащие чиновники, ремесленники, англичане, немцы, купцы, — все составляют совершенно отдельные круги, редко сливающиеся между собою, больше живущие, веселящиеся невидимо для других.

И каждый из этих классов, если присмотреться ближе, составлен из множества других маленьких кружков, тоже не слитых между со­бой. Например, возьмите чиновников: молоденькие помощники столоначальников составляют свой круг, в который ни за что не опустится начальник отделения. Столоначальник с своей стороны подымает свою прическу несколько повыше в присутствии канце­лярского чиновника. Немцы-мастеровые и немцы-служащие тоже составляют два отдельные круга. Учителя составляют свой круг, ак­теры свой крут; даже литератор, являющийся до сих пор двусмыс­ленным и сомнительным лицом, стоит совершенно отдельно.

Словом, как будто бы приехал в трактир огромный дилижанс, в котором каждый пассажир сидел во всю дорогу закрывшись и во­шел в общую залу потому только, что не было другого места.

Петербургские записки 1836 года// Полн. собр. соч. в 14т. М, 1952. Т. 8. С. 179-180.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс