Петербург конца XIX века — штаб-квартира армии

А. Кюстин

Потомки племен бродячих и воинственных, русские еще не успели позабыть жизни на бивуаках. Петербург — штаб-квартира армии, а не столица государства. Как ни великолепен этот военный город, европейцу он представляется нагим и пустынным.

<…> Стоит только покинуть центр города, и вы теряетесь в едва намеченных улицах, вдоль которых тянутся постройки казарменно­го вида. Это — провиантские магазины, склады фуража, обмунди­рования и всевозможных воинских припасов. Все время кажется, что завтра предстоит большой смотр или ярмарка. Улицы поросли травой, потому что они слишком просторны для пользующегося ими населения. <…>

Главная улица Петербурга называется Невским проспектом и за­служивает более подробного описания. Эта красивая улица служит местом прогулок и встреч всех бездельников города. Таких, правда, не слишком много, ибо здесь не ходят ради самого процесса гуля­ния. Каждый шаг имеет свою цель, независимую от удовольствия. Передать приказание, спешить к своему начальнику, засвидетель­ствовать нужному лицу почтение — вот что приводит в движение население Петербурга и империи.

<…> Этот величественный проспект доходит, постепенно стано­вясь все безлюднее, некрасивее и печальнее, до самых границ горо­да и мало-помалу теряется в волнах азиатского варварства, со всех сторон заливающих Петербург, ибо самые пышные его улицы схо­дят на нет в пустыне. Великолепный город, созданный Петром Ве­ликим, украшенный Екатериной II и вытянутый по ранжиру про­чими монархами на кочковатом, почти ежегодно затопляемом бо­лоте, окружен ужасающей неразберихой лачуг и хибарок, бесфор­менной гурьбой домишек неизвестного назначения, безымянными пустырями, заваленными всевозможными отбросами, — омерзи­тельным мусором, накопившимся за сто лет жизни беспорядочного и грязного от природы населения.

Калмыцкая орда, расположившаяся в кибитках у подножия ан­тичных храмов, греческий город, импровизированный для татар в качестве театральной декорации, великолепной, но безвкусной, за которой скрывается самая подлинная и страшная драма, — вот что бросается в глаза при первом взгляде на Петербург.

Николаевская Россия (Россия в 1839 году). М, 1930. С. 123-125.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс