Падение Бирона

Д. Корсаков

Менее полутора года не дожили Волынской, Еропкин и Хрущов до того времени, когда исполнилась их мечта. Немецкое правительство было низложено, но не они, а другие люди торжествовали ту самую победу, за мысль о которой они были преданы позорной казни. Теперь прославлялись Воронцов, Разумовский и Лесток именно за то, за что Волынской, Еропкин и Хрущев, полтора года тому назад, были признаны «государственными вре­дителями» и «злокозненными клятвопреступниками».

Волынской оставил по себе особо яркий след в па­мяти потомства и идеализирован в предании и в поэти­ческих произведениях потому, что был последней жер­твой Бироновщины, явившейся в представлении русско­го народа олицетворением его угнетения и бесправия. Казнь Волынского и его «конфидентов», жестокая сама по себе, есть, так же как и личность Волынского, — выражение времени.

Артемий Петрович Волынской и его «конфиденты». СПб., 1885. С. 37.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс