Ожесточение народа при Иване Грозном и Борисе Годунове

Н. Карамзин

Так готовилась Россия к ужаснейшему из явлений в своей истории; готовилась долго: неистовым тиранством двадцати четырех лет Иоанновых, адскою игрою Борисова властолю­бия, бедствиями свирепого голода и всеместных разбоев, ожесточением сердец, развратом народа — всем, что предшествует ниспровержению Государств, осужденных Про­видением на гибель или мучительное возрождение.

Если, как пишут очевидцы, не было ни правды, ни чести в людях; если долговременный голод не смирил, не исправил их, но еще умножил пороки между ними: распутство, коры­столюбие, лихоимство, бесчувствие к страданию ближних; если и самое лучшее дворянство, и самое духовенство зара­жалось общею язвою разврата, слабея в усердии к отечест­ву от беззаконий Царя, уже вообще ненавистного, то нуж­ны ли были иные, чудесные знамения для устрашения Рос­сии? Ибо сии же летописцы, следуя древнему обыкнове­нию суеверия, рассказывают, «что не редко выходили тог­да две или три луны, два и три солнца вместе…».

История государства Российского. В 12 т.СПб., 1821-1824. Т. 11. С. 72-73.

Миниатюра: А.М. Васнецов. Москва при Иване Грозном. Красная площадь, 1902.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс