Общество и государство в домонгольский пе­риод

Н. Хлебников

После Ярослава ни один из государей, даже Владимир Мономах, не заботится об умножении школ, тогда как на Западе в это время уже начинают образовываться универ­ситеты. Где же причина этого явления? Она заключается отчасти в бесконечных усобицах, которыми занято обще­ство, отчасти в церковных идеалах, которые царили в нем. Только об одном князе Татищев сохранил замечательное известие, именно о Михаиле Юрьевиче владимирском. «Этот князь, — говорит летописец, — говорил с греки и латына их языки, яко русским, но о вере никогда прений иметь не хотел и не любил, и остановляя, что все прения происходят от гордости и невежества духовных, а закон Божий всем един есть». Князь с таким характером мог заботиться о построении школ, но, к сожалению, он был на великокняжении год и пять дней! Чтобы могли думать об этом князья, которых идеалы были другие, — я сомне­ваюсь.

Таким образом, если мы будем сравнивать нашу умст­венную и нравственную жизнь за это время, то мы не можем не заметить, что она отстала от современной жиз­ни Западной Европы. Но в этом нельзя обвинять умствен­ные качества русского общества. То, что для частных лиц дают школы, то для народов дают государства. Западные народы стали жить в государствах 4-мя веками ранее нас, и теперь, в то время, как мы жили историческою жизнью лишь пять столетий, они жили девять столетий! До сих пор делали большую ошибку, сравнивая одновременные явле­ния нашей истории с историей народов Западной Европы,сравнивали, например, феодализм с удельной системой, тогда как удельная система имеет совершенно аналогиче­ские явления лишь с историей дома Меровингов, а суще­ственные черты феодальной системы (т.е. жалование вой­ска землями) у нас проявляются лишь с XIV или, лучше, XV столетия и продолжаются до времен Петра Великого. Таким образом, нисколько не отвергая гибельного влия­ния татарского ига, я все-таки считаю совершенно невер­ным сваливать на татар все грехи нашей отсталости. Если бы умственная и нравственная жизнь нашего общества выработала какие-либо прочные культурные формы до та­тар, то татарское нашествие, как страшная буря, могла бы лишь уронить подвернувшиеся ей лица, но не могла иско­ренить нравственную жизнь остального общества.

Общество и государство в домонгольский пе­риод русской истории. СПб., 1872. С. 446-450.

Миниатюра: Низложение Хильдерика III. Меровинги — одна из самых загадочных династий Европы

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс