Общественность и пьянство

А. Энгельгардт

<…> Раз был в соседнем уезде на съезде земских избирателей для вы­бора гласных от землевладельцев. <…> На съезде ничего интересно­го не было. <…> Впрочем, если бы на съезде и было что интересное, то я не мог бы заметить, потому что, сами посудите: меня звал при­ехать на съезд один богатый родственник, который и прислал за мною лошадей в приличном экипаже с кучером. К вечеру я приехал к родственнику. Поужинали, рейнвейну, бургундского выпили; еще есть у нас помещики, у которых можно найти и эль, и рейнвейн, и бутылочку-другую шипучего. На другой день встали на заре и отпра­вились. Отъехав верст 12, — холодно, потому что дело было в сентя­бре, — выпили и закусили. На постоялом дворе, где нас ожидала подстава, пока перепрягали, выпили и закусили. Не доезжая верст восемь до города, нагнали старого знакомого, мирового посредника, сейчас ковер на землю — выпили и закусили. В город мы приехали к обеду и остановились в гостинице. Разумеется, выпили и закусили перед обедом (непрошенная). К обеду, за table d’hote (общий стол. — С. И.) (каковы мы — настоящая Европа!) собралось много народу, все богатые помещики (и как одеты! Какие бархатные визитки!). За обедом, разумеется, выпили. После обеда пунш, за которым проси­дели вечер. Поужинали — выпили. На другой день было собрание. <…> Тут же подле и буфет устроен, потому что безопасно, никто не напьется! А посмотрите у мужиков: здесь волостное правление, а ка­бак должен быть отставлен на 40 сажен, потому, говорят, нельзя иначе, — мужик сейчас напьется, если кабак будет рядом с волос­тью, а тут, все-таки же, сорок сажен нужно пройти. Выборы продол­жались далеко за полночь. Обедать было некогда и негде, все закусывали. На другой день были выборы кандидатов в гласные. После выбора кандидатов обедали настоящим образом и пили хорошо. На третий день ничего не было по части общественных дел, но вечером в той же зале был бал. Танцевали. Ужинали. Пили. Я боюсь, однако, чтобы мое выражение «выпили» не было принято дурно. Огово­рюсь: пил, собственно, я, да еще два-три человека, а другие были за­няты серьезным делом — выборами гласных.

Из деревни. 12 писем. М., 1960. С. 67-68.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс