Нравы русских в Европе

Н. Добролюбов

С самого выезда моего за границу я на каждом шагу убеждался в справедливости того, что перед державным нашим «блеском на­роды робко клонят взор», иначе сказать, что на нас никто не смотрит прямо, а всегда исподлобья. В Берлине многие из на­ших соотечественников уже жаловались на грубость прусского народа, который узнали они по кельнерам своих отелей. Кель­неры эти смотрели на нас большею частию косо, и обращение их с нами было исполнено всяческих резервов и натянутого до­стоинства. Мне случилось слышать объяснение этого явления в разговоре кельнера с портье. Портье жаловался, что какой-то русский барин оказался скрягою и совершенно забыл при отъез­де исполнить свою обязанность относительно старика, который хлопотал для него много — и письма его отправлял, и ночью для него беспокоился (так как помянутый русский любил ночные прогулки), и беспрестанно возился с звонком его, не переста­вавшим заливаться целое утро то за тем, то за другим… «Я ему никогда вида не подал, что он мне так надоел, — говорил старик, — всегда ему в глаза глядел, думал, что должен чувствовать, а он вот как!»

«Да, как же, чувствуют они, — возразил кельнер, как видно, бо­лее опытный и считавший себя вправе делать наставления, — рус­ский — это известно, что за человек: смотри ему в глаза, он на тебя плюет и всякую твою услугу ни за что считает; а сделай ему такую рожу, что обругать его хочешь, да внимания на него не обращай большого, сейчас же укротится, и просить станет вежливо, и чаевые даст хорошие».

Впоследствии я заметил, что такое мнение особенно распро­странено только в городах, ближайших к нашей границе; но чем далее, тем более русские теряют, как видно, их национальный характер или перестают его обнаруживать. Я объясняю это тем, что русский человек чрезвычайно смышлен и понятлив: выехав за границу и видя, что на него смотрят искоса и что чем он себя грознее держит, тем менее встречает угодливости, он с неимо­верной быстротой изменяет свои принципы — да так, что, на­пример, в Дрездене нравы русских уже совсем другие, нежели в Берлине.

Что о нас думают в Париже? 1861 // Собр. соч. в 9 т. М.-Л., 1963. Т. 7. С. 525-526.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс