Николаевская Россия

A. Кюстин

Вот что пишет Герберштейн, говоря о деспотизме русского монар­ха: «Он скажет, — и сделано. Жизнь, достоинство людей мирских и духовных, вельмож и граждан совершенно зависит от его воли. Нет противоречия, и все справедливо, как в делах божества, ибо русские уверены, что великий князь есть исполнитель воли небесной. Я не знаю, характер ли русского народа создал таких властителей, или же такие властители выработали характер русского народа».

Это письмо, написанное более трех столетий назад, рисует тог­дашних русских такими же, какими я увидел их теперь. И вместе с послом Максимилиана я ставлю себе тот же вопрос о царе и его на­роде и так же, как и немецкий дипломат, не могу его разрешить. Но мне все же кажется, что здесь налицо обоюдное влияние. Нигде, кроме России, не мог бы возникнуть подобный государственный строй, но и русский народ не стал бы таким, каков он есть, если бы он жил при ином государственном строе.

Да, можно сказать, что весь русский народ, от мала до велика, опьянен своим рабством до потери сознания.

Николаевская Россия (Россия в 1839 году). 1843. М., 1930. С. 57-58.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс