Необходимость централизации России в эпоху монгольского ига

А. Герцен

Татары пронеслись над Россией подобно туче саран­чи, подобно урагану, сокрушавшему все, что встречалось на его пути. Они разоряли города, жгли деревни, грабили друг друга и после всех этих ужасов исчезали за Кас­пийским морем, время от времени посылая оттуда свои свирепые орды, чтобы напомнить покоренным народам о своем господстве. […] Монгольское иго тем не менее нанесло стране ужасный удар; материальный ущерб по­сле неоднократных опустошений привел к полному исто­щению народа — он согнулся под тяжким гнетом нище­ты. Люди бежали из деревень, бродили по лесам, никто из жителей не чувствовал себя в безопасности; к пода­тям прибавилась выплата дани, за которою при малей­шем опоздании приезжали баскаки, обладавшие неогра­ниченными полномочиями, и тысячи татар и калмыков. Именно в это злосчастное время, длившееся около двух столетий, Россия и дала обогнать себя Европе. У пресле­дуемого, разоренного, всегда запуганного народа появи­лись черты хитрости и угодливости, присущие всем угне­тенным: общество пало духом. Готово было рушиться самое единство государства, повсюду возникали глубо­кие трещины: южная Россия стала все больше отдалять­ся от центральной — часть ее тяготела к Польше, другая — находилась в подчинении у литовцев. Московские вели­кие князья перестают заботиться о Киеве. Украина на­водняется вольными казаками, этими вооруженными ва­тагами людей, образующими военные республики, кото­рые пополнялись беглецами и переселенцами со всех концов России, не признававшими никакой верховной власти. Новгород и Псков, защищенные от монголов рас­стоянием и непроходимыми болотами, добивались независимости от центральной России или господства над нею. В самом сердце государства, в наиболее разорен­ной его части, появился новый город, который, не поль­зуясь ни влиянием, ни известностью, гордо притязал на звание столицы России. Казалось, этот город, затерян­ный в дебрях хвойных лесов, лишен всякой будущности, но именно там и завязался центральный узел русской жизни. […]

Москва развивалась с неслыханной быстротой. Настой­чивым усилиям князей помогло и ее географическое поло­жение. Москва являлась подлинным центром Великороссии: ей были подвластны находившиеся от нее на неболь­шом — от ста пятидесяти до двухсот километров — расстоя­нии города: Тверь, Владимир, Ярославль, Рязань, Калуга и Орел, а на более дальних расстояниях — Новгород, Кост­рома, Воронеж, Курск, Смоленск, Псков и Киев.

Необходимость централизации была очевидна, без нее не удалось бы ни свергнуть монгольское иго, ни спасти единство государства.

О развитии революционных идей в России. 1850. Собр. соч.: В 30 т. М., 1956.  Т. 7. С. 158-160.

Миниатюра: Ф.Москвитин. Александр Невский и Сартак в Орде

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс