Науки Шляхетского корпуса

П. Милюков

Итак, наука нужна лишь постольку, поскольку она может пригодиться все для той же цели, для «людскости», для приобретения необходимых в светском обихо­де знаний, привычек, вкусов; самое большее — для того, чтобы вести занимательный разговор. Мы знаем, что та­ким образом создалось представление об особом круге наук и искусств, необходимых шляхетству, и что дво­рянство долго лишь постольку ценило казенные учебные заведения, поскольку там преподавались именно эти, нужные для молодого шляхтича знания и технические навыки […]. Не находя этого в существовавших школах, дворяне предпочитали воспитывать детей в частных пан­сионах или посредством гувернеров, причем часто ино­странные языки оказывались единственным предметом преподавания. Но очень скоро потребность в особом курсе шляхетских наук была удовлетворена Анной в от­крытом ею, по желанию дворянства, для подготовки офицеров — Сухопутном Шляхетском корпусе. И здесь тотчас же обнаружилось, к какого рода предметам дво­рянство тяготеет всего более. Из 245 русских кадет, вос­питывавшихся в корпусе в 1733 году, обучались: немецкому языку 237 человек

танцам 110

французскому 51

фехтованию 47

музыке 39

геометрии 36

рисованию 34

истории 28

верховой езде 20

русскому 18

географии 17

латинскому 15

юриспруденции 11

Верховая езда, очевидно, лишь потому стоит так низ­ко, что это искусство приобреталось и помимо учения в корпусе? С этой поправкой программа «Зерцала» вы­полнялась в корпусе гораздо усерднее, чем курс петров­ских наук. Немецкий язык необходим был при Анне, но после нее он должен был навсегда уступить место фран­цузскому как неотъемлемому признаку шляхетского хо­рошего тона.

Очерки по истории русской культуры. В 3 т. СПб., 1904. Т. 3, Ч. 2. С. 25.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс