Народолюбцы. Революция идет

П. Засодимский

В начале семидесятых годов в обществе и литературе явились люди, находившиеся в преемственной связи и в близком духовном родстве с лучшими людьми шестидесятых годов. <…> Люди семидесятых годов пошли по дороге, уже проложенной философским образом в теории, — но они заговорили уже не о мужике вообще, а о живом мужике — о русском мужике, так как они именно его видели во весь рост и со всем возможным удобством могли изучать его.

<…> За ними были знания, таланты, искренность и понятие, что симпатии лучшей части общества склонились на их сторону. <…> Таким образом, как оказывается, первый период современного народолюбия открывался при светлых и — сравнительно — благопри­ятных обстоятельствах, <… > произвел на первых порах весьма силь­ное впечатление, а закатился в серых тучах, не обещавших на завт­ра красный солнечный день.

Народолюбцы // Русское богатство. СПб., 1881. Октябрь. С. 33, 36.

 Г. Федотов

Перед интеллигенцией ставилась задача: пробиться из осажденной крепости самодержавия — в народ. Найти в крестьянских и рабочих массах, тоже страдающих от чиновничьего произвола, сообщников в своей борьбе. Но тут она встретилась с тяжелым, непреодолимым недоверием к ней со стороны масс, которое сопровождает все тра­гические попытки интеллигентского исхода «в народ».

Революция идет. Современные записки. Париж, 1932. Т. XLIX. С. 327-328.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс