Мечты Наполеона о гене­ральной битве

Е. Тарле

О полной, подавляющей победе над Россией Наполе­он в Смоленске уже не думал. Многое ему теперь пред­ставилось совсем в другом свете, чем за три месяца до того, когда он переходил через Неман.

Дело было не только в том, что его армия наполовину уменьшилась вследствие необходимости обеспечить ог­ромную коммуникационную линию и склады гарнизона­ми, от сражений, мелких, частичных, но упорных и кро­вопролитных, от страшной жары, усталости и болезней. Он видел и другое. Русские солдаты сражались ничуть не хуже, чем под Эйлау.

[…] Всякий раз, когда русские задерживались где-ни­будь хоть немного, Наполеон начинал мечтать о гене­ральной битве… Так было в Дорогобуже, в Вязьме, в Гжатске.

[…] Утром 4 сентября (22 августа) он приказал Мюрату и Нею двинуться из Гжатска в Гриднево. (…) Ла­зутчики донесли вечером (…) в императорский штаб, что русская армия остановилась и заняла свои позиции уже за два дня перед тем и что близ деревни, виднеющейся вдали, также сооружены укрепления. На вопрос, как на­зывается эта деревня, лазутчики ответили: «Бородино».

 Наполеон. М., 1991. С. 264-267.

Миниатюра: Отказ пленного русского генерала П. Г. Лихачева принять шпагу из рук Наполеона. Хромолитография А.Сафонова.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс