Мародерство после пожара в Москве

А.Сысоев

Лишь только они (французы) ушли, начали свои гра­бить, — и те, что в городе оставались, да и соседние кре­стьяне явились на поживу. Целых три дня грабили нещад­но; в казенной палате оставалось множество мешков с медными деньгами, и многие тут поживились. С иных и взыскать нельзя было: ведь с голода умирать приходилось.

Ходил и дед в казенную палату и принес на 25 рублей медных денег. «А то, — говорит, — чем я вас кормить-то стану?» А другие безо всякой совести на все бросались; да уж хоть бы брали, что могли, а не истребляли бы даром чужого добра. Много его погибло безо всякой пользы. Я видел, как на Мясницкой с верхнего этажа дома Салтыко­ва выбрасывали мебель. Она разбивалась о мостовую, и крестьяне увозили столы и стулья без ножек. Бог знает, сколько времени продолжался бы грабеж, если б не подо­спели казаки да полиция.

Рассказы очевидцев о двенадцатом годе // Русский вестник. М., 1872. Т. 102. С. 274.

Миниатюра:  Отступление французской армии. Московский пожар. Виктор Мазуровский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс