Маловажная погрешность при Петре наказывалась со всевозможною строгостию

Ч. Вильямс

Маловажная погрешность наказывалась тогда со всевозможною строгостию; Русские того времени, несмотря на их склонность к возмущениям, подвергались наказаниям самым суровым и продолжали потом служить безропотно […]. Нет никакого сомнения, что меры более человеколюбивые, употребляемые ныне в России, несравненно предпочтительнее чрезмерной строгости, бывшей тогда в обыкновении, и гораздо действительнее для удержания людей в границах их политических обязанностей. Правительство Московское долго думало, что для управления чернию необходимо внушение страха. […] Пробегая жизнь сего великого человека, нельзя иногда не оплакивать строгости его наказаний. Государь сей, столь благо-склонный и даже столь кроткий на Саардамской верфи с Голландскими плотниками, был грозен для виновных, когда оставлял он топор и брал скипетр; преисполненный презрения к невежеству своего народа, он думал, что оным нельзя еще было иначе управлять, как только с большою строгостию; и одна из идей, которою он, как кажется, был наиболее проникнут, заключалась именно в том, что политика требует иногда великих пожертвований.

Записки о Петре Великом. СПб., 1835. С. 32 — 33, 58-59.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс