Максимализм — политическая мечтательность интеллигенции

Г. Федотов

<…> Вся политическая деятельность интеллигенции была сплош­ной трагедией.

Она вышла на политический путь из дворянских усадеб и иерей­ских домов — без всякого политического опыта, без всякой связи с государственным делом и даже с русской действительностью. При­выкнув дышать разреженным воздухом идей, она с ужасом и отвра­щением взирала на мир действительности. Он казался ей то пош­лым, то жутким; устав смеяться над ним и обличать его, она хотела разрушить его — с корнем, без пощады, с той прямолинейностью, которая почиталась долгом совести в царстве отвлеченной мысли. Отсюда пресловутый максимализм ее программ, радикализм — так­тики. Всякая «постепеновщина» отметалась как недостойный мо­ральный компромисс.

Революция идет. Современные записки. Париж, 1932. Т. XLIX. С. 326.

 С. Франк

Психологическим побуждением и спутником разрушения всегда является ненависть, и в той мере, в какой разрушение заслоняет другие виды деятельности, ненависть занимает место других импульсов в психической жизни русского интеллигента. <…> Мы го­ворим это совсем не с целью «опозорить» интеллигента или мо­рально осуждать его за это. Русский интеллигент по натуре, в большинстве случаев, мягкий и любвеобильный человек, и если ненависть укрепилась в его душе, то виною тому не личные его не­достатки, и это вообще есть не личная или эгоистическая нена­висть. Вера русского интеллигента обязывает его ненавидеть; не­нависть в его жизни играет роль глубочайшего и страстного эти­ческого импульса и, следовательно, субъективно не может быть вменена ему в вину.

<…> Разрушительные силы нужны иногда в экономии человече­ской жизни и могут служить творческим целям; но замена всего творчества разрушением, вытеснение всех социально-гармонизи­рующих аффектов дисгармоническим началом ненависти есть ис­кажение правильного и нормального отношения сил в нравствен­ной жизни. Нельзя расходовать, не накопляя; нельзя развивать цен­тробежные силы, не парализуя их соответственным развитием сил центростремительных; нельзя сосредоточиваться на разрушении, не оправдывая его творчеством и не ограничивая его узкими преде­лами, в которых оно действительно нужно для творчества; и нельзя ненавидеть, не подчиняя ненависти, как побочного спутника, дей­ственному чувству любви.

Этика нигилизма // В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 185-186.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс