Кулаческие идеалы в Российской империи

А. Энгельгардт

Известной дозой кулачества обладает каждый крестьянин, за ис­ключением недоумков, да особенно добродушных людей и вообще «карасей». Каждый мужик в известной степени кулак, щука, кото­рая на то и в море, чтобы карась не дремал. <…> Я не раз указывал, что у крестьян крайне развит индивидуализм, эгоизм, стремление к эксплуатации. Зависть, недоверие друг к другу, подкапывание од­ного под другого, унижение слабого перед сильным, высокомерие сильного, поклонение богатству — все это сильно развито в кресть­янской среде. Кулаческие идеалы царят в ней, каждый гордится быть щукой и стремится пожрать карася. Каждый крестьянин, если обстоятельства тому поблагоприятствуют, будет самым отличней­шим образом эксплуатировать всякого другого, все равно, крестья­нина или барина, будет выжимать из него сок, эксплуатировать его нужду. Все это, однако, не мешает крестьянину быть чрезвычайно добрым, терпимым, по-своему необыкновенно гуманным, своеоб­разно, истинно гуманным, как редко бывает гуманен человек из ин­теллигентного класса. Вследствие этого интеллигентному и бывает так трудно сойтись с мужиком. Посмотрите, как гуманно относит­ся мужик к ребенку, к идиоту, к сумасшедшему, к иноверцу, к плен­ному, к нищему, к преступнику — от тюрьмы да от сумы не отказы­вайся, — вообще ко всякому несчастному человеку. Но при всем том, нажать кого при случае — нажмет. <…> Когда крестьяне дерев­ни А., выпахав ближайшие земли, стали снимать земли в отдален­ных местностях, где крестьяне бедны, просты, сильно нуждаются, то они — и притом не один какой-нибудь, а все — сейчас же стали эксплуатировать нужду тамошних крестьян, стали раздавать им под работы хлеб, деньги. Каждый мужик при случае кулак, эксплуата­тор, но пока он земельный мужик, пока он трудится, работает, за­нимается сам землей — это еще не настоящий кулак, он не думает все захватить себе, не думает, как бы хорошо было, чтобы все были бедны, нуждались, не действует в этом направлении.

Из всего «Счастливого Уголка» только в деревне Б. есть настоя­щий кулак. <…> У этого все зиждется не на земле, не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир — деньги, о приумножении кото­рых он только и думает.

Из деревни. 12 писем. М., 1960. С. 415-417.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс