Кто же, однако, этот всемогущий Колупаев?

Н. Златовратский

Созданием в своей среде Колупаевых народ жестоко отомстил пат­риархальному барству.

Кто же, однако, этот всемогущий Колупаев? Мужик, бывший барский бурмистр, холоп и раб. В этом весь секрет колупаевского значения. <…> Колупаев глубокой бороздой прошел вдоль и попе­рек залужалой, окаменевшей нивы крепостной общины; он взбудо­ражил ее до самого корня; он сразу двинул ее в условия борьбы и са­мозащиты; он в самых глухих уголках заставил заговорить, зашеве­литься мужицкий интеллект, заснувший было окончательно в не­подвижности крепостного права, в сфере чужого ума и чужой воли; он открыл народу существование у него «своего ума», «мужицкого ума» <…>.

Гадок, грязен, отвратителен Колупаев — нравственно, он сам стал врагом народа, он Иуда, выдавший своих присных за тридцать сребреников, но, как олицетворение двух дорогих для народа идей, идеи отплаты за вековое попрание человеческих прав и идеи «осво­бождения», самостоятельного существования народного ума, он обаятелен для народа.

<…> Но весь народ не мог стать колупаевыми, и настроение ко­лупаевых в данный момент уже не есть выражение общенародного настроения, интересы их теперь сделались и с каждым моментом делаются столь различны, как различны интересы обломков рево­люционных банд, превратившихся в разбойничьи шайки, и ищу­щего успокоения и нового уклада народа.

Очерки деревенского настроения // Отечественные записки. СПб., 1881. Т. 255, апрель. С. 206-210.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс