Крепостное право и рабовладение в России

Р. Пайпс

Нежелание сгущать краски в изображении жестокостей и призыв различать между крепостным правом и рабовладением ни в коей мере не преследует цели обелить крепостную неволю, но предназ­начены просто для того, чтобы перевести внимание с ее вообража­емых пороков на истинные. Она, безусловно, была отвратительным учреждением, и шрамы этого недуга Россия носит по сей день. Один бывший узник фашистских лагерей сказал о них, что жизнь там была не так уж плоха, как обыкновенно полагают, но в то же время была и бесконечно хуже, под чем он, вероятно, имел в виду, что ужасы физического порядка были не так страшны, как накап­ливающееся действие каждодневного втаптывания узника в грязь. Mutatis mutandis (сообразно с обстановкой. — С. И.) и не проводя никаких параллелей между концлагерями и русской деревней при крепостном праве, мы можем сказать, что тот же принцип прило­жим и к ней. Нечто фатальное кроется во владении другим челове­ком, даже если оно принимает благополучные формы, нечто мед­ленно отравляет и господина, и его жертву и в конечном итоге раз­рушает общество, в котором они оба живут.

Россия при старом режиме. М, 1993. С. 202-203.

Миниатюра: Крепостное право в России

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс