Казенные мастеровые в эпоху Петра I

Л. Семенова

Положение казенных мастеровых определялось в первую очередь тем, что они были фактически прикреп­лены к заводу, выполняли обязательную пожизненную работу и были полностью подчинены начальству как в рабочее, так и в послерабочее время. […]

Весьма характерным представляется стремление за­водской администрации полностью регламентировать до­суг мастеровых. Как записано в «Проекте о должно­стях», мастеровые люди не имели права отлучаться из слободы, где они жили, ни в праздничные дни, ни ве­чером в рабочие дни. Запрещалось не только самим ухо­дить со двора, но и принимать у себя постояльцев: «за­прещается им держать посторонних людей в своих до­мах, ниже ночевать пускать». Запрещалось пускать в слободу бродячих торговцев. В пределах слободы разре­шалось лишь в урочные часы идти в кабак или шинок, принимать гостей или играть в карты. В неурочное вре­мя мастеровые люди были обязаны находиться на своем дворе. […]

Мастеровые люди не были вольны в использовании своего жалованья. Они не имели права продать или за­ложить свою личную вещь, купленную на жалованье. Каждую купленную вещь полагалось объявлять комис­сару, «дабы он знал, что у кого платья есть нового и обувей». Регламентировалось даже количество водки, ко­торое разрешалось выпить в день получения жалованья: «ради веселья позволяется женатому с женою й с детьми на весь его дом пропить гривна», «позволяется один «ал­тын пропить каждому холостому». […|

Помимо гнета фабрикантов, мастеровые частных ма­нуфактур в полной мере испытывали на себе полицей­ский гнет, особенно сильный в столице. Московские ма­стеровые, переведенные в Петербург на позументную фабрику, очень скоро познакомились с «обхождением санкт-петербургским». Однажды они запели песни на улице, за что были тотчас арестованы и биты кошками.

Из-за отсутствия поручителей они долго не могли осво­бодиться из полиции.

При длинном рабочем дне досуг мастеровых был ко­ротким. Но и немногие свободные часы занять было нечем. Работных людей не подпускали к разбитым в столице садам, Кунсткамере и Библиотеке. Единствен­ным общественным местом, доступным для простона­родья, был, помимо церкви, кабак. […]

По праздникам множество народа собиралось на большом лугу в окрестностях столицы, они разбивались на две партии и дрались с ожесточением, до крови. Хотя кулачные бои и были запрещены, в кабаках мастеровые нередко пробовали силу своих кулаков «в полюбовном бою». Во хмелю такие бои заканчивались иногда траги­чески. […]

Непременной принадлежностью быта мастеровых была баня. Парились по многу часов, до одури. Столяр В. Гаврилов рассказывал, как во втором часу пополудни на двор к нему пришли работники «и просили ево, чтоб для их истопить баню, а за дрова, и за веники, и за работу рядили дать ему… три копейки». Работники «и парилися, и ночевали во оной же бане», а один из них там же на полке и умер.

Рабочие Петербурга в первой половине XVIII века. Л., 1974. С. 182-185.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс