Изнуренный, но не убитый трудом…

М. Салтыков-Щедрин

Но уживчив и покладист коренной гражданин этой скучной равни­ны, русский мужик! Как ни бедна дарами, как ни мало гостеприим­на кругом его природа, он безропотно покоряется ей. Трудно идет его работа; горек добытый ею кусок, но слова: «В поте лица сниски­вай хлеб свой» — слова, никогда ему не читанные, ни от кого им не слышанные, по какому-то обидному насильству судьбы так естест­венно и всецело слились со всем его существом, что стали в нем плотью и кровью, стали исходною точкой, средством и целью всего его существования. Вон на самом краю болотины, среди зыбучих песков, ютится ряд бедных, ветхих изб…Что это за грустный, над­рывающий сердце вид!

Вот и пруд среди селения, пруд мелкий и топкий, на непо­движной поверхности которого плавает зеленая плесень, и из которого по местам высовываются гнилые коряги; вот и улица, грязная, покрытая толстым слоем чернозема; вот и запачканная семья беловолосых ребятишек с поднятыми до груди рубашон­ками, бережно переходящих по грязи через улицу или копаю­щихся в земле где-нибудь в стороне у амбарушки. Вот у ворот избы, на завалинке, вышла погреться на солнышке сгорбленная бабушка Офимья, которую уж никакие лучи солнца не могут со­греть в этом мире и которая ждет не дождется той минуты, ког­да среброкудрые ангелы возьмут ее душеньку и успокоят ее на лоне Авраамовом… Вот и сам он, достолюбезный русский му­жик, тихо идущий за сохою, изнуренный, но не убитый трудом, утомленный, но все еще бодрый, угнетенный, но все еще наде­ющийся.

Тихое пристанище. 1. Город. 1874 // Собр. соч. в 20 т. М., 1935. Т. 4. С. 261-262.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс