Искупление раскаянием и исповедью

А. Герцен

Христианство, с своей необычайно глубокой психологией, связывало искупление с раскаянием и исповедью. Это рав­но относится к лицу и целым народам. Надобно было сове­сти русской не только раскаяться в любви к силе и забиячеству военной империи, в гордости штыками и суворовски­ми бойнями, но и привести это к слову, надобно было ей ис­поведаться.

И с исповеди начинается ее пробуждение.

После покорения Польши лет пять осаживались в России николаевские порядки в угрюмой тишине. Общество больше и больше падало, литература молчала или делала дальние на­меки; только в стенах университета слышалось иногда живое слово и билось горячее сердце… да время от времени могучая песнь Пушкина, противуреча всему, что делалось, будто про­рочила, что такая здоровая и широкая грудь многое вынесет.

Лично люди спасались — кто наукой, кто искусством, кто вымышленной деятельностью. Лично люди отворачи­вались от всего окружающего и наблюдали в недосягаемой дали движение западных светил, но внутренняя боль, недо­умения не могли успокоиться, они должны были дострадаться до истины и найти в себе выражение. Чаадаева пись­мо представляет первую осязаемую точку перегиба, от ко­торой идут два расходящиеся ряда пониманья.

1831-1863 // Собр. соч. в 30 т. М., 1959. Т. 17. С. 97-98.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс