Идеал «Домостроя»

Д. Лихачев

[…] памятник, который чрезвычайно характерен для се­редины XVI века, — это «Домострой». Перед нами унифи­кация, идеализация и поэтизация быта, доведенные до предела возможного. Это не просто сборник по большей части мелких практических советов — как солить рыжики или наказывать слуг и детей, или как класть чистую посу­ду, ложки и плошки, — обязательно «опрокинуто ниц». Нет, это и более широкие рекомендации — как устроить свой дом так, чтобы в него было «как в рай войти» (§38). В «Домострое» перед читателем развертывается грандиоз­ная картина семейного быта и идеального поведения хо­зяев и слуг. […]

Идеал «Домостроя» — это идеал чистоты, порядка, бе­режливости, почти скупости, и вместе с тем гостеприим­ства, взаимного уважения, а одновременно и семейной строгости — запасливости и нищелюбия. И это в целом идеал трудовой жизни. И слуги и сама «государыня» (гос­пожа) должны не сидеть без дела — даже когда «муж ли придет, гостья ли обычная» — «всегда бы над рукоделием сидела сама». Иное дело — гость «необычный», то есть знатный, — тут уж сами обязанности хозяйки становились трудом, и подчас тяжелым.

Упорядоченность быта оказывалась почти обрядовой, даже приготовление пищи — почти церковным таинством, послушание — почти монастырским, любовь к родному дому и хозяйствование в нем — настоящим религиозным служением. [..,]

Указывал «Домострой» и как наказывать, а после нака­зания непременно пожалеть и простить, чтобы наказывае­мый не затаил в душе обиды. А побить его следует «не пе­ред людьми», а тайно, чтобы не оскорбить особенно. «А повсякувинупо уху нипо виденью (то есть по глазам. —Д.Л.) не бити, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не ко­лотить, никаким железным или деревянным не бить» (§38).

Если помнить об общей грубости семейных нравов, то нельзя не признать, что «Домострой» стремился к смягчению этих нравов, — стремился умно, давая тонкие, психологиче­ски обоснованные советы, прибегая к примерам и форму­лируя советы просто, а иногда и пословично (конец §38).

Идеал — это, конечно, не реальность. Но идеал — вели­кий и бесценный регулятор жизни. А если этот регулятор доведен до дома, до семейной жизни, входит во все мело­чи быта, личного поведения в семье и в доме и во всем тре­бует «знать меру», — то идеал, им проповедуемый, стано­вится уже почти реальностью. Перед нами своеобразная «поваренная книга» русского быта. […]

Спрашивается — жизнь каких классов населения пы­тается регламентировать «Домострой»? Конечно, в пер­вую очередь — имущих, зажиточных и даже весьма зажи­точных. Двор, который описывается и устраивается в «До­мострое», — это двор и боярский, и купеческий, и, может быть, даже еще выше — княжеский. Но «Домострой» об­ращен и к тем, «у кого сел нет» (§4 2). […]

Древняя Русь знала разграничения между классами не в характере быта, как это стало в послепетровской Руси, а, главным образом, в степени накопленных богатств, в нали­чии слуг и величине хозяйства. Поэтому кое в чем идеал, на­рисованный «Домостроем», мог быть и идеалом крестьян­ства, хотя и успевшего сильно обнищать при централизо­ванной власти.

Литература «Государственного устрое­ния». // Памятники литературы Древней Руси. Середина XVIв. М., 1985. С. 12-13.

Миниатюра: Рябушкин А. П. Семья купца в XVII веке

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс