Хозяин-немец, хозяин-русский

А. Герцен

Русский работник у русского хозяина — почти член семьи; у них од­ни и те же привычки, одна и та же мораль и религия, они обычно едят за одним столом и очень хорошо понимают друг друга. Случа­ется порой, что хозяин прибьет работника, который принимает ту­маки с излишним христианским смирением, а бывает, что работ­ник дает сдачи, но ни тот, ни другой не пойдут жаловаться в поли­цию. Воскресенье хозяин и работник празднуют одинаково — оба они возвращаются домой пьяными. Назавтра хозяин, понимая, что работник не в состоянии усердно трудиться, позволяет ему прогу­лять несколько часов, ибо знает, что в случае нужды тот будет рабо­тать для него и ночью. Зачастую хозяин дает работнику деньги впе­ред, зато работник долгие месяцы ждет своего жалованья, когда ви­дит, что у его хозяина денежные затруднения.

Хозяин-немец — не ровня русскому рабочему. Он считает себя скорее его начальником, чем хозяином; методичный по природе, хранящий обычаи своей страны, немец преобразует гибкие, нео­пределенные отношения между русским работником и его хозяи­ном в строго определенные юридические, от которых не отступит ни на йоту. Постоянная требовательность, нарочитая строгость, хо­лодный деспотизм тем более оскорбляют работника, что хозяин ни­когда не снизойдет до него. Даже мирный характер немца, даже предпочтение, которое отдает он пиву перед водкой, только усили­вают отвращение, внушаемое им русскому работнику. У последнего больше ловкости, чем прилежания, больше одаренности, чем знаний. Он может много сделать сразу, но он не усидчив в труде и не может приспособиться к однообразной размеренной дисципли­не немца. Хозяин-немец не потерпит, чтобы работник пришел ча­сом позже или ушел часом раньше. Головная боль с похмелья по по­недельникам и баня по субботам в его глазах не оправдание. Он за­писывает всякий прогул, чтобы сделать вычет из жалованья, — быть может, самым справедливым образом, но русский работник видит в нем чудовищного эксплуататора, отсюда бесконечные споры и ссо­ры. Обозленный хозяин бежит в полицию или к помещику, если ра­ботник — крепостной, и навлекает на его голову все беды, какие только возможны в его положении. Русский же хозяин, без особо важных поводов, не пойдет ни к квартальному (полицейскому над­зирателю), ни к помещику, ибо полиция и дворянство — общие враги и бородатого хозяина и небритого работника.

О развитии революционных идей в России // Собр. соч. в 30 т. M., 1956. Т. 7. С. 179-180.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс